Карта по сейсмике

Карта по сейсмике Землетрясения

Такое впечатление, что, встряхнувшись на стыке Аравийской и Анатолийской плит, планета не может остановиться. После двух разрушительных землетрясений в Турции пошли сообщения о подземных толчках в других странах мира. Конечно, за минувшие 10 дней все мы стали больше интересоваться сейсмологией и следить за землетрясениями, возможно, замечая то, на что раньше не обращали внимания. С другой стороны, в тот же день, когда случилась беда в Турции и Сирии, в американском штате Нью-Йорк зафиксировали толчки магнитудой 3,8, каких там не было последние 40 лет.

Так, может быть, существует какая-то связь между этими событиями? Земля встряхнулась и никак не может успокоиться?

The Global Seismic Hazard Assessment Program (GSHAP) was launched in 1992
by the International Lithosphere Program (ILP) with the support of the
International Council of Scientific Unions (ICSU), and endorsed as a
demonstration program in the framework of the United Nations International
Decade for Natural Disaster Reduction (UN/IDNDR).

In order to mitigate the risk associated to the
recurrence of earthquakes, the GSHAP promotes a regionally coordinated,
homogeneous approach to seismic hazard evaluation; the ultimate benefits are
improved national and regional assessments of seismic hazards, to be used by
national decision makers and engineers for land use planning and improved
building design and construction.

The GSHAP was implemented in the 1992-1998 period
and is coming to conclusion. All regional activities are now completed, and the
publication of all regional results and of the GSHAP map of global seismic
hazard is under way.

Содержание
  1. Index, GSHAP Summary Volume, Annali di Geofisica, 1999
  2. Фонарь, освещающий недра
  3. Здесь можно скачать крупнее (1308 Кбайт). Ссылаться на
  4. (на фото д. геол. -мин. наук Валерий Имаев, Институт земной коры СО РАН, г. Иркутск).
  5. СЕЙСМИЧНОСТЬ ТЕРРИТОРИИ РОССИИ
  6. Общее сейсмическое районирование
  7. В зоне риска — Крым, Кавказ и Южные Курилы
  8. «А там уж природа сама решает, как поступить»
  9. New Map Lays Out Global Seismic Hazard Values (from EOS, Volume 80, December 28, 1999).
Землетрясения:  Предательское землетрясение и где произойдет следующее разрушительное землетрясение

Index, GSHAP Summary Volume, Annali di Geofisica, 1999

The Global Seismic Hazard Assessment Program, D.
Giardini

— Доменико Джиардини

Примерное время чтения: 3 минуты

Ежегодно происходят сотни тысяч землетрясений. Из них регистрируются около 100 тысяч, остальные остаются незафиксированными из-за несовершенства техники или отсутствия сейсмических станций в некоторых районах. Большая часть подземных толчков настолько слаба, что просто не ощущается людьми. По статистике, сильные землетрясения происходят около 100 раз в год.

Эти природные явления возможны практически в любом месте на нашей планете. Однако есть регионы Земли, которые сильнее подвержены землетрясениям. Это точки, в которых встречаются океанические или континентальные плиты, а также зоны, расположенные по краям таких плит.

Карта по сейсмике

Самой сейсмоактивной зоной мира считается Тихоокеанское огненное кольцо — здесь происходит 81% самых мощных землетрясений. Этот пояс охватывает Тихоокеанское побережье Южной, Центральной и Северной Америки, южные части Аляски, Камчатку, Курильские, Японские, Филиппинские острова, остров Новая Гвинея, Соломоновы острова и Новую Зеландию. В зоне Тихоокеанского огненного кольца наблюдается большое количество молодых и растущих гор и вулканов, глубоководных океанических траншей, краёв тектонических плит и других тектонически активных структур, которые делают эту зону сильно подверженной землетрясениям. Вторым по количеству землетрясений считается Альпийско-Гималайский пояс, который охватывает и Кавказ.

Уровень сейсмоопасности отмечен в различных регионах мира в максимальных ускорениях колебания грунта (м/с2), которые могут быть превышены с вероятностью 10% в течение ближайших 50 лет. В голубые и синие тона окрашены области с низкой сейсмической опасности, занимающие свыше 70% суши. Розовые и красные цвета иллюстрируют наличие высокой степени опасности, на долю таких регионов приходится около 8% земной поверхности.

Смотрите в инфографике АиФ.ru карту сейсмической опасности различных регионов нашей планеты, а также статистику наиболее смертоносных землетрясений из тех, что были описаны или зафиксированы.

Карта по сейсмике

Нажмите для увеличения

Утвержден и введен в действие

и жилищно-коммунального хозяйства

от 24 мая 2018 г. N 309/пр

СТРОИТЕЛЬСТВО В СЕЙСМИЧЕСКИХ РАЙОНАХ

Seismic building design code

25 ноября 2018 года

Фонарь, освещающий недра

«Так работает кумуляция — усиление энергетики упругой сейсмической волны, а в качестве усилителя выступает сама наша Земля. Мы назвали это эффектом сейсмического эха, — говорит Завьялов. — Понятно, что усиление волны может вызвать повторные толчки. Такое и происходит после сильных землетрясений в 40% случаев. Поэтому у нас была такая практическая рекомендация: через три часа после землетрясения спасателям и всем, кто там ведёт работы, надо их приостанавливать и быть готовыми к возможному афтершоку. Новый толчок может привести к новым разрушениям, обрушениям конструкций уже разрушенных зданий, где работают спасатели.

Как мы знаем, первое землетрясение в Турции 6 февраля случилось в 4:17 утра, а примерно через 9 часов было второе. Возможно, оно было вызвано третьим оборотом сейсмической волны вокруг Земли».

К сожалению, знание о том, что эффект сейсмического эха существует, не позволяет точно предсказать, где это эхо спровоцирует очередное землетрясение. Пока у учёных нет настолько детального представления о строении недр нашей планеты, чтобы можно было создать адекватные компьютерные модели. Но каждое новое землетрясение добавляет данных в копилку знаний, и когда-нибудь, возможно, подробные «карты подземелья» будут построены, и поведение сейсмических волн, результат их воздействия на земную кору станет более предсказуемым.

Однозначную связь между землетрясениями трудно установить. А ведь, помимо упругих волн, которые распространяются в земной коре очень быстро, есть ещё медленные деформационные волны. Они способны менять деформацию в области очага потенциального землетрясения. И это более отдалённые последствия произошедших землетрясений, которые тоже хотелось бы учитывать».

Карта по сейсмике

Здесь можно скачать крупнее (1308 Кбайт). Ссылаться на

Первые сведения о сильных землетрясениях на территории
России можно обнаружить в исторических документах XVII — XVIII веков. Планомерные
же исследования географии и природы сейсмических явлений были начаты в конце XIX —
начале XX вв. Они связаны с именами И.В.Мушкетова и А.П.Орлова, составивших
в 1893 г. первый каталог землетрясений на территории страны и показавших, что
сейсмичность и горообразующие процессы имеют одну и ту же геодинамическую
природу.

Новая эра в изучении
природы и причин землетрясений началась с работ академика князя Б.Б.Голицына, заложившего в 1902 г. основы
отечественной сейсмологии и сейсмометрии. Благодаря открытию первых сейсмических станций в
Пулково, Баку, Иркутске, Макеевке, Ташкенте и Тифлисе, впервые стала поступать более достоверная информация о сейсмических явлениях
на территории Российской Империи. Современный сейсмический мониторинг территории
России и сопредельных регионов осуществляет Геофизическая служба Российской
академии наук (ГС РАН), созданная в 1994 г. и объединившая свыше 300
сейсмических станций страны.

В сейсмическом отношении территория России
принадлежит Северной Евразии, сейсмичность которой обусловлена интенсивным
геодинамическим взаимодействием нескольких крупных литосферных плит —
Евроазиатской, Африканской, Аравийской, Индо-Австралийской, Китайской, Тихоокеанской,
Северо-Американской и Охотоморской. Наиболее подвижны и, следовательно, активны границы плит, где
формируются крупные сейсмогенерирующие орогенические пояса:
Альпийско-Гималайский — на юго-западе, Трансазиатский — на юге, пояс Черского —
на северо-востоке и Тихоокеанский пояс — на востоке Северной Евразии. Каждый из
поясов неоднороден по строению, прочностным свойствам, сейсмогеодинамике и
состоит из своеобразно структурированных сейсмоактивных регионов.

В европейской части России высокой сейсмичностью характеризуется Северный Кавказ,
в Сибири — Алтай, Саяны, Байкал и Забайкалье, на Дальнем Востоке — Курило-Камчатский регион и остров Сахалин.
Менее активны в сейсмическом отношении Верхояно-Колымский регион, районы Приамурья, Приморья, Корякии и Чукотки, хотя и
здесь возникают достаточно сильные землетрясения. Относительно невысокая
сейсмичность наблюдается на равнинах Восточно-Европейской, Скифской,
Западно-Сибирской и Восточно-Сибирской платформ. Наряду с местной сейсмичностью
на территории России ощущаются также сильные землетрясения сопредельных
зарубежных регионов (Восточные Карпаты, Крым, Кавказ, Центральная Азия и др.).

Характерная особенность всех
сейсмоактивных регионов — примерно одинаковая их протяженность (около 3000 км),
обусловленная размерами древних и современных зон субдукции (погружение
океанической литосферы в верхнюю мантию Земли), расположенных по периферии
океанов, и их орогенических реликтов на континентах. Преобладающее число очагов
землетрясений сосредоточено в верхней части земной коры на глубинах до 15-20 км.
Самыми глубокими (до 650 км) очагами характеризуется Курило-Камчатская зона
субдукции. Землетрясения с промежуточной глубиной залегания очагов (70-300 км)
действуют в Восточных Карпатах (Румыния, зона Вранча, глубина до 150 км), в
Центральной Азии (Афганистан, зона Гиндукуша, глубина до 300 км), а также под
Большим Кавказом и в центральной части Каспийского моря (до 100 км и глубже).
Наиболее сильные из них ощущаются на территории России. Каждому региону
свойственны определенная периодичность возникновения землетрясений и миграция
сейсмической активизации вдоль зон разломов. Размеры (протяженность) каждого из
очагов обусловливают величину магнитуды (М, по Рихтеру) землетрясений. Длина
разрыва пород в очагах землетрясений с М=7.0 и выше достигает десятков и сотен
километров. Амплитуда смещений земной поверхности измеряется метрами.

Сейсмичность территории России удобно
рассматривать по регионам, расположенным в трех основных секторах — в
европейской части страны, Сибири и на Дальнем Востоке. В такой же
последовательности представлена и степень изученности сейсмичности этих
территорий, основанная не только на инструментальных, но и на исторических и
геологических сведениях о землетрясениях. Более или менее сопоставимы и надежны
результаты наблюдений, выполненные лишь с начала XIX века, что получило отражение и
в приведенном ниже изложении.

Европейская часть России.

, будучи составной
частью протяженной Крым-Кавказ-Копетдагской зоны Иран-Кавказ-Анатолийского
сейсмоактивного региона, характеризуется самой высокой сейсмичностью в
европейской части страны. Здесь известны землетрясения с магнитудой около М=7.0
и сейсмическим эффектом в эпицентральной области интенсивностью I0= 9
баллов и выше. Наиболее активна восточная часть Северного Кавказа — территории
Дагестана, Чечни, Ингушетии и Северной Осетии. Из крупных сейсмических событий в
Дагестане известны землетрясения 1830 г. (М=6.3, I0=8-9 баллов) и 1971 г. (М=6.6,
I0=8-9 баллов); на территории Чечни — землетрясение 1976 г. (М=6.2, I0=8-9
баллов). В западной части, вблизи границы России, произошли Тебердинское (1902 г., М=6.4, I0=7-8 баллов) и Чхалтинское (1963 г.,
М=6.2, I0=9 баллов) землетрясения.

Самые крупные из известных землетрясений Кавказа, ощущавшихся на территории России
интенсивностью до 5-6 баллов, произошли в Азербайджане в 1902 г. (Шемаха, М=6.9, I0=8-9 баллов), в Армении в 1988 г. (Спитак,
М=7.0, I0=9-10 баллов), в Грузии в 1991 г. (Рача, М=6.9, I0=8-9 баллов) и в 1992 г. (Барисахо, М=6.3,
I0=8-9 баллов).

На Скифской плите местная
сейсмичность связана со Ставропольским поднятием, частично захватывающим Адыгею,
Ставропольский и Краснодарский края. Магнитуды известных здесь землетрясений пока не достигали М =6.5. В 1879 г.
произошло сильное Нижнекубанское землетрясение (М = 6.0, I0=7-8 баллов).
Имеются исторические сведения о катастрофическом Понтикапейском землетрясении
(63 г. до н. э.), разрушившим ряд городов по обе стороны Керченского пролива.
Многочисленные сильные и ощутимые землетрясения отмечены в районе Анапы,
Новороссийска, Сочи и на других участках Черноморского побережья, а также в
акватории Черного и Каспийского морей.

Восточно-Европейская равнина и Урал
характеризуются относительно слабой сейсмичностью и редко возникающими здесь
местными землетрясениями с магнитудой М=5.5 и менее, интенсивностью до I0=6-7
баллов. Такие явления известны в районе городов Альметьевск (1914, 1986 гг.),
Елабуга (1851, 1989 гг.), Вятка (1897 г.), Сыктывкар (1939 г.), Верхний Устюг
(1829 г.). Не менее сильные землетрясения возникают на Среднем Урале, в
Предуралье, Поволжье, в районе Азовского моря и Воронежской области. На Кольском
полуострове и сопредельной с ним территории отмечены и более крупные
сейсмические события (Белое море, Кандалакша, 1626 г., М=6.3, I0 =8 баллов).
Слабые землетрясения (с I0=5-6 баллов и менее) возможны
практически повсеместно.

На северо-западе России ощущаются землетрясения
Скандинавии (Норвегия, 1817 г.). В Калининградской и Ленинградской областях
случаются и слабые местные землетрясения, обусловленные продолжающимся
послеледниковым изостатическим поднятием Скандинавии. На юге страны ощущаются сильные землетрясения восточного
побережья Каспийского моря (Туркмения, Красноводск, 1895 г., Небитдаг, 2000 г.),
Кавказа (Спитак, Армения, 1988 г.), Крыма (Ялта, 1927 г.). На обширной площади,
в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, неоднократно наблюдались сейсмические
колебания интенсивностью до 3-4 баллов от заглубленных очагов крупных
землетрясений, происходящих в Восточных Карпатах (Румыния, зона Вранча, 1802,
1940, 1977, 1986, 1990 гг.). Нередко сейсмическая активность усугубляется
техногенным воздействием на литосферную оболочку Земли (добыча нефти, газа и
других полезных ископаемых, закачка флюидов в разломы и т.п.). Такие,
«индуцированные», землетрясения регистрируются в Татарстане, Пермской области и
в других регионах страны.

, включая его монгольскую
часть, и Саяны — один из наиболее сейсмоактивных внутриконтинентальных
регионов мира. На территории России достаточно сильными местными землетрясениями
характеризуется Восточный Саян, где известны землетрясения с М около 7.0 и
I0 около 9 баллов (1800, 1829, 1839, 1950 гг.) и обнаружены древние геологические
следы (палео-сейсмодислокации) более крупных сейсмических событий. В Алтае
самое сильное из последних землетрясений произошло 27 сентября 2003
г. в высокогорном Кош-Агачском районе (М=7.5, I0=9-10 баллов).
Менее значительные по магнитуде (М=6.0-6.6, I0=8-9 баллов)
землетрясения происходили в российском Алтае и Западном Саяне и ранее.

Карта по сейсмике

Трещина над очагом Горно-Алтайского
(Чуйского) землетрясения 27 сентября 2003 г.

(на фото д. геол. -мин. наук Валерий Имаев, Институт земной коры СО РАН, г. Иркутск).

Байкальская рифтовая зона
— уникальный сейсмогеодинамический регион мира. Впадина озера представлена тремя
сейсмоактивными котловинами — южной, средней и северной. Аналогичная зональность
свойственна и проявлению сейсмичности восточнее озера, вплоть до р. Олекмы. Олекмо-Становая сейсмоактивная зона
восточнее трассирует границу между Евроазиатской и Китайской литосферными плитами (некоторые исследователи выделяют
еще промежуточную, меньшую по площади, Амурскую плиту). На стыке Байкальской
зоны и Восточного Саяна сохранились следы древних землетрясений с М =7.7 и выше (I0=10-11 баллов).
В 1862 г. при землетрясении I0=10 баллов в северной части
дельты Селенги ушел под воду участок суши площадью 200 км2 с шестью
улусами, в которых проживало 1300 чел., и образовался залив Провал. Среди
относительно недавних крупных землетрясений — Мондинское (1950 г., М=7.1, I0=9
баллов, Муйское (1957 г., М=7.7, I0=10 баллов) и Среднебайкальское (1959 г.,
М=6.9, I0=9 баллов). В результате последнего дно в средней котловине озера
опустилось на 15-20 м.

принадлежит поясу Черского, протягивающемуся в юго-восточном направлении от
устья р. Лены к побережью Охотского моря, Северной Камчатке и Командорским
островам. Самые сильные из известных в Якутии землетрясений — два Булунские
(1927 г., М=6.8 и I0=9 баллов каждое) в низовьях р. Лены и Артыкское (1971 г.,
М=7.1, I0=9 баллов) — у границы Якутии с Магаданской областью. Менее
значительные сейсмические события с магнитудой до М=5.5 и интенсивностью I0=7
баллов и менее наблюдались на территории Западно-Сибирской платформы.

Арктическая рифтовая зона является
северо-западным продолжением сейсмоактивной структуры Верхояно-Колымского
региона, уходящей узкой полосой в Северный Ледовитый океан и соединяющейся на
западе с аналогичной рифтовой зоной Срединно-Атлантического хребта. На шельфе моря Лаптевых в 1909 г. и 1964 г.
произошли два землетрясения с магнитудой М=6.8.

является
классическим примером субдукции Тихоокеанской литосферной плиты под материк.
Она протягивается вдоль восточного побережья Камчатки, Курильских островов и
о-ва Хоккайдо. Здесь возникают самые крупные в Северной Евразии землетрясения с
М более 8.0 и сейсмическим эффектом I0=10 баллов и выше. Структура зоны четко
прослеживается по расположению очагов в плане и на глубине.
Протяженность ее вдоль дуги около 2500 км, по глубине — свыше 650 км, толщина
— около 70 км, угол наклона к горизонту — до 50о. Сейсмический эффект на земной
поверхности от глубоких очагов относительно невысок. Определенную сейсмическую
опасность представляют землетрясения, связанные с активностью Камчатских
вулканов (1827 г., при извержении Авачинского вулкана интенсивность сотрясений
достигала  6-7 баллов). Самые сильные (М=8.0-8.5, I0=10-11 баллов)
землетрясения возникают на глубине до 80 км в сравнительно узкой полосе между океаническим желобом, Камчаткой и
Курильскими островами (1737, 1780, 1792, 1841, 1918, 1923, 1952, 1958, 1963,
1969, 1994, 1997 гг. и др.). Большинство из них сопровождалось мощными цунами
высотой 10-15 м и выше. Наиболее изучены Шикотанское (1994 г., М=8.0, I0=9-10 баллов)
и Кроноцкое (1997 г., М=7.9, I0= 9-10 баллов) землетрясения,
возникшие у Южных Курил и восточного побережья Камчатки. Шикотанское
землетрясение сопровождалось волной цунами высотой до 10 м, сильными афтершоками
и большими разрушениями на о-вах Шикотан, Итуруп и Кунашир. Погибли 12 человек,
причинен огромный материальный ущерб.

представляет собой северное
продолжение Сахалино-Японской островной дуги и трассирует границу Охотоморской и
Евразиатской плит. До катастрофического Нефтегорского землетрясения (1995 г.,
М=7.5, I0=9-10 баллов) сейсмичность острова представлялась
умеренной и до создания в 1991-1997 гг. нового комплекта карт общего
сейсмического районирования территории России (ОСР-97) здесь ожидались лишь
землетрясения интенсивностью до 6-7 баллов. Нефтегорское землетрясение было
самым разрушительным из известных за все время на территории России. Погибло более 2000 чел.
В результате полностью ликвидирован рабочий поселок Нефтегорск. Можно полагать, что техногенные факторы (бесконтрольная откачка
нефтепродуктов) сыграли роль спускового механизма для накопившихся к этому
моменту упругих геодинамических напряжений в регионе. Монеронское землетрясение
(1971 г., М=7.5), произошедшее на шельфе в 40 км юго-западнее о-ва Сахалин, на
побережье ощущалось интенсивностью до 7 баллов. Крупным сейсмическим событием
было Углегорское землетрясение (2000 г., М=7.1, I0 около 9 баллов). Возникнув в
южной части острова, вдалеке от населенных пунктов, оно практически не принесло
ущерба, но подтвердило повышенную сейсмическую опасность Сахалина.

Приамурье и Приморье
характеризуются умеренной сейсмичностью. Из известных здесь землетрясений пока
только одно на севере Амурской области достигло магнитуды М=7.0 (1967 г. I0=9
баллов). В будущем магнитуды потенциальных землетрясений на юге Хабаровского
края так же могут оказаться не менее М=7.0, а на севере Амурской области не
исключены землетрясения с М=7.5 и выше. Наряду с внутрикоровыми, в Приморье
ощущаются глубокофокусные землетрясения юго-западной части Курило-Камчатской
зоны субдукции. Землетрясения на шельфе нередко сопровождаются цунами.

Чукотка и Корякское нагорье еще недостаточно изучены в сейсмическом
отношении из-за отсутствия здесь необходимого числа сейсмических станций. В 1928
г. у восточного побережья Чукотки возник рой сильных землетрясений с магнитудами
М=6.9, 6.3, 6.4 и 6.2. Там же в 1996 г. произошло землетрясение с М=6.2. Самым
сильным из ранее известных в Корякском нагорье было Хаилинское землетрясение
1991 г. (М=7.0, I0=8-9 баллов).
Еще более значительное (М=7.8,
I0=9-10 баллов) землетрясение
случилось в Корякском нагорье 21 апреля 2006 г. Больше всего пострадали
поселки Тиличики и Корф, откуда было эвакуировано свыше полутысячи жителей
аварийных домов. Благодаря редкой заселенности, погибших не было. Подземные
толчки ощущались в Олюторском и Карагинском районах Корякии. В результате
стихии пострадали несколько деревень.

сновные сейсмоактивные
регионы Северной Евразии:

1. — Европейская часть
России; 2. — Средняя Азия; 3 — Сибирь; 4. — Дальний Восток.  Внизу, в
виде вертикальных возвышений, показано соотношение среднегодового числа
землетрясений в этих регионах. Как видно, на втором месте по сейсмической
активности, после Курил и Камчатки, следует Средняя Азия.

Карта по сейсмике

Сеть сейсмических станций Геофизической службы России по состоянию на 2004
г.

Оконтурены регионы, за которые ответственны указанные на карте
обрабатывающие центры ГС РАН.

В.И.Уломов. Сейсмичность // Большая Российская
Энциклопедия (БРЭ). Том «Россия». 2004. С.34-39.

Сейсмичность и сейсмическое районирование Северной Евразии
(Отв. ред. В.И.Уломов). Том 1. М.: ИФЗ РАН. 1993. 303 с. и Том 2-3. М.: ОИФЗ РАН. 1995. 490 с.

ния России в 2004 году. — Обнинск: ГС РАН,
2007. — 140 с.

СЕЙСМИЧНОСТЬ ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

Территория Российской Федерации, по
сравнению с другими странами мира, расположенными в сейсмоактивных регионах, в целом характеризуется умеренной сейсмичностью. Исключение составляют регионы
Северного Кавказа, юга Сибири и Дальнего Востока, где интенсивность сейсмических
сотрясений достигает 8-9 и 9-10 баллов по 12-балльной макросейсмической шкале MSK-64.
Определенную угрозу представляют и 6-7-балльные зоны в густозаселенной
европейской части страны.

Карта по сейсмике

Общее сейсмическое районирование

Всё, что вы можете здесь найти :

Комплект карт общего сейсмического районирования (ОСР-97) Северной Евразии составлен при участии большого коллектива ученых РАН и других министерств и ведомств, под руководством Объединенного Института физики Земли им. О.Ю.Шмидта Российской Академии Наук (ОИФЗ РАН, генеральный директор- академик В.Н.Страхов, руководитель исследований — проф. В.И.Уломов).

Организации — исполнители исследований: ОИФЗ РАН (головная организация, Москва), и еще 32 организации, и в их числе: Геофизическая Служба РАН и в ее составе Камчатский филиал ГС РАН (Петропавловск-Камчатский) и Институт вулканической геологии и геохимии (ИВГиГ) ДВО РАН (Петропавловск-Камчатский), и Институт вулканологии ДВО РАН (Петропавловск-Камчатский).

Ответственные составители комплекта карт сейсмического районирования — ОСР-97: В.И.Уломов (ОИФЗ), Л.С.Шумилина (ОИФЗ), А.А.Гусев (ИВГиГ, КФ ГС РАН), В.М.Павлов (КФ ГС РАН, ИВГиГ), Н.С.Медведева (ОИФЗ).

Назначение и состав комплекта карт

Комплект карт ОСР-97 входит неотъемлемой частью в состав новой редакции Строительных норм и правил (СНиП) «Строительство в сейсмических районах» и предназначен для регламентирования антисейсмического укрепления зданий и сооружений в целях снижения опасности от землетрясений. Комплект карт ОСР-97 состоит из трех карт — ОСР-97-А, ОСР-97-В и ОСР-97-С. На рисунках представлены только части этих карт, относящиеся к Камчатской области и Корякскому АО. Карты ОСР-97 предназначены для оценки степени сейсмической опасности и риска для строительных объектов (зданий и сооружений) разных сроков службы и категорий ответственности. Предусмотрены три уровня ответственности: «рядовые», «ответственные» и «особо ответственные» объекты; и соответственно три карты А, B и C. На карте А указаны цифрами значения расчетной интенсивности сейсмических воздействий в баллах шкалы MSK-64 для «рядовых» объектов. Карты В и С содержат аналогичную информацию для «ответственных» и «особо ответственные» объектов. Расчетный уровень нагрузки вычисляется по значению расчетной интенсивности по правилам, описанным в СНИП «Строительство в сейсмических районах».

Комплект карт ОСР предусматривает осуществление антисейсмических мероприятий при строительстве объектов и отражает 10% — (карта А), 5% — (карта В), 1%-ную (карта С) вероятность возможного превышения (или 90%-, 95%- или 99%-ную вероятность не превышения) в течение 50 лет указанных на картах значений сейсмической интенсивности.

Указанная на картах ОСР сейсмическая интенсивность относится к участкам со средними по сейсмическим свойствам грунтами.

Вероятностный смысл расчётной нагрузки

По общей логике инженерного расчета, достаточно редкими случаями возможной аварии можно пренебрегать, а частыми нельзя. Для «рядовых» объектов для определения «редкого случая» принята вероятность аварии 10% за условный срок службы 50 лет. Поэтому для «рядовых» объектов (карта А) в качестве расчетного принимается тот уровень нагрузки (интенсивности сотрясений), для которой вероятность ее превышения за срок 50 лет составляет 10%, (а вероятность не превышения, соответственно — 90%). Для «ответственных» объектов (карта В) значение вероятности превышения принято 5% (вероятность не превышения 95%), а для «особо ответственных» объектов (карта С), соответственно, 1% и 99%. Те же вероятностные характеристики карт А, В и С можно выразить через повторяемость (среднюю частоту повторения сильных землетрясений) сейсмических сотрясений, она составляет в среднем один раз в 500 лет для карты А, один раз в 1000 лет для карты В и один раз в 5000 лет для карты С.

Комплект карт Общего сейсмического районирования (ОСР-97) Северной Евразии создан на принципиально новой методологической, технологической, сейсмологической и геолого-геофизической основе. Подробнее . . .

В результате расчетов получена, в частности, карта ОСР-97-В, которую можно непосредственно сравнивать с действовавшей до 2000 г картой ОСР-78. Уровень расчетной интенсивности на новой карте поднялся во многих местах на один или даже два балла. Это означает, что в СССР фактически принятый уровень повторяемости сотрясений нередко соответствовал частоте повторения примерно раз в 100 лет или даже чаще. В полном согласии с этим выводом, большинство сильных землетрясения (включая катастрофы) на территории бывшего СССР и в частности России происходили с существенным (на 1, 2 и даже 3 балла) превышением фактической интенсивности над уровнем расчетной интенсивности согласно действовавшей в тот момент нормативной карты ОСР. Вот неполный список таких землетрясений: Ташкентское 1966, Озерновское 1969 (Камчатка), Газлийские 1976 (Узбекистан), а после ввода в действие карты ОСР-78: Спитакское 1988 (Армения), Хаилинское 1991 (Корякия), Рачинское 1991(Грузия), Нефтегорское 1995 (Сахалин). Можно ожидать, что новая карта ОСР лучше отражает реальную сейсмическую опасность территории России.

Классификация, принятая в шкале

  • Типы сооружений. Здания без антисейсмических мероприятий:
    Тип А — здания из кирпича сырца, сельские постройки;
    Тип Б — кирпичные, мелкоблочные, крупноблочные здания;
    Тип В — каркасные железобетонные, панельные, рубленые избы.
  • 1 степень — Лёгкие: трещины в штукатурке;
    2 степень — Умеренные: небольшие трещины в стенах, дымовых трубах;
    3 степень — Тяжелые: глубокие трещины в стенах, падение дымовых труб;
    4 степень — Разрушения: сквозные трещины, обрушение частей зданий, внутренних стен, стен заполнения каркаса, связей между отдельными связями зданиями;
    5 степень — Обвалы: полное разрушение зданий;

Описание баллов шкалы интенсивности

1 балл — Неощутимое. Регистрируется приборами;
2 балла — Едва ощутимое. Колебания ощущаются лишь отдельными людьми на верхних этажах зданий;
3 балла — Слабое землетрясение. Ощущается некоторыми людьми, легкое раскачивание висящих предметов;
4 балла — Заметное сотрясание. Ощущается внутри зданий, раскачивание висящих предметов;
5 баллов — Пробуждение. Ощущается внутри зданий, на открытых участках, наблюдается раскачивание висящих предметов, возможны повреждения 1-й степени в зданиях типа А;
6 баллов — Испуг. Падает мебель, люди пугаются и выбегают на улицу, возможны повреждения 1-й степени в отдельных зданиях типа Б и во многих зданиях типа А, отдельные случаи оползней;
7 баллов — Повреждение зданий. Испуг и паника. Многие люди с трудом удерживаются на ногах, во многих зданиях типа В повреждения 1-й степени; во многих зданиях типа Б повреждения 2-й степени во многих зданиях типа А повреждения 3-й степени, оползни и трещины на дорогах;
8 баллов — Сильное повреждение зданий. Во многих зданиях типа В повреждения 2-й степени; во многих зданиях типа Б повреждения 3-й степени во многих зданиях типа А повреждения 4-й степени, случаи разрыва стыков трубопроводов, оползни и трещины на дорогах;
9 баллов — Всеобщее повреждение зданий. Во многих зданиях типа В повреждения 3-й степени, во многих зданиях типа А повреждения 5-й степени, случаи разрывы подземных частей трубопроводов, искривление ж/д рельсов;
10 баллов — Всеобщее разрушение зданий. Во многих зданиях типа В- повреждения 4-й степени, в отдельных 5-й степени. Здания типа Б- повреждения 5-й степени, большинство зданий типа А -повреждения 5-й степени. Опасные повреждения плотин, дамб, разрывы и искривления подземных трубопроводов. Появляются трещины в грунтах от 0,2м до 1,0м. Возможны большие оползни на берегах рек;
11 баллов — Катастрофа. Разрушение зданий хорошей полстройки, мостов, плотин, ж/д путей, шоссейные дороги приходят в негодность. Горные обвалы;
12 баллов — Изменение рельефа. Сильные повреждения, разрушения всех типов наземных и подземных сооружений. радикальные изменения земной поверхности;

В настоящее время шкала MSK усовершенствована, ее последняя версия называется «Европейская макросейсмическая шкала» или EMS-98. Подробности вы узнаете, посетив ссылку 1 или ссылку 2

Список населённых пунктов Камчатской области и Корякского АО
с указанием расчетной сейсмической интенсивности в баллах шкалы MSK-64
для средних грунтовых условий и трех степеней сейсмической опасности
А (10%), В (5%), С (1%) в течение 50 лет

В зоне риска — Крым, Кавказ и Южные Курилы

Несмотря на все сложности прогнозирования, специалисты-сейсмологи пытаются этим заниматься. После трагедии в Турции и Сирии главный научный сотрудник Института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН Александр Горшков предупредил, что аналогичное событие может случиться в Крыму, ведь он входит в тот же сейсмический пояс.

«Крым, как и Турция, входит в Альпийско-Гималайский сейсмический пояс, и повторение подобного события в Крыму принципиально возможно, — рассказал он. — Мы для Крыма выделили несколько мест, где возможны землетрясения магнитудой больше 6, включая район Ялты, где было крымское землетрясение 1927 года».

Генеральный директор Международного центра глобального мониторинга сейсмического риска Самвел Акопян, выступая в пресс-центре НСН, обратил внимание, что в ближайшие годы землетрясения могут произойти на Кавказе у Каспия, а также на юге Курильских островов.

Карта по сейсмике

«Опасные зоны в ближайшие два-три года — это Тайвань, Калифорния в районе Лос-Анджелеса, — предупредил учёный. — В России самый сейсмоопасный регион — Камчатский, там могут происходить очень сильные землетрясения с магнитудой около 9. Вторая активная зона — Кавказ. Сегодня на Кавказе в прибрежной зоне Каспия на глубине 30-40 километров может произойти землетрясение с магнитудой 6,2. На Камчатке самая опасная зона — это стык Курило-Камчатской зоны и Алеутской, там идёт накопление напряжений, будет опасно в ближайшие два-три года. И опасная зона на юге Курильских островов».

По словам Акопяна, в Центре, который он возглавляет, разрабатывается новая технология прогнозирования. Она основана на сейсмической энтропии и позволяет визуализировать процесс подготовки землетрясения.

«А там уж природа сама решает, как поступить»

Взглянем на Курилы и Камчатку, самый сейсмически активный регион нашей страны. 7 февраля (на следующий день после Турции) у Курильских островов произошло землетрясение магнитудой 5,8. 13 февраля случилось ещё одно, магнитудой 5,5. Эпицентр находился в 23 километрах от острова Симушир. Сотрудники Единой геофизической службы РАН оценили это землетрясение как интенсивное.

15 февраля тряхнуло у берегов Камчатки. В региональном управлении МЧС сообщили, что очаг был в 42 километрах северо-восточнее посёлка Усть-Камчатск. Магнитуда — 5,3.

«Что такое землетрясение? Это подвижка в недрах Земли одного блока относительно другого. В результате этой подвижки возникает упругая волна. Она распространяется во все стороны, претерпевая при этом преломления, отражения, затухания и пр. И теоретически — да, каждое новое землетрясение оказывает влияние на последующие сейсмические события. Вопрос в том, насколько оно велико, — рассуждает заведующий лабораторией сейсмической опасности Института физики Земли им. О. Ю. Шмидта РАН, доктор физико-математических наук Алексей Завьялов. — Чем сильнее было землетрясение, тем больше его влияние, тем сильнее добавка в напряжённые области земной коры. Пришла такая волна в сейсмически неустойчивую зону — и добавила толику энергии. Если там созрел очаг, может произойти землетрясение».

Учёный объясняет: любая волна имеет период и амплитуду. Чем дальше уходит она от своего источника, тем меньше становится амплитуда. И тем меньше энергии она несёт. Но какая-то энергия всё же сохраняется. «А там уж природа сама решает, как ей поступить», — добавляет сейсмолог.

Карта по сейсмике

New Map Lays Out Global Seismic Hazard Values (from EOS,
Volume 80, December 28, 1999).

The first-ever quantitative Global Seismic Hazard Map, issued on December
16, pro­vides updated seismic hazard values for nearly half of the world’s
nations. The map also adjusts hazard values along some politically charged
international boundaries where different methods for determining seismicity
had led to dissimilar values on either side of a border.

Eight percent of Earth’s land mass falls within a range of high or very high
seismic hazard zones on the map. That hazard is defined as a 10% or greater
probability of violent shaking — which is 25% or more acceleration of
gravity — within the next 50 years. About 70% of the land mass lies in a low
hazard range.

Despite the small percentage of land located in high hazard zones, many of
the world’s mega cities lie within red and brown bands on the map, which
indicate high and very high hazard levels. Within these bands are a number
of capital cities, including Caracas, Jakarta, Karachi, Katmandu, Istanbul,
Manila, and Mexico City. The red and brown swaths cover a number of areas,
including plate boundary regions along the Pacific rim from the Andes and
U.S. west coast to Japan, the Philippines, and New Zealand. Another high
hazard band stretches through parts of China, India, Iran, Turkey, and
Europe.

While seismic hazard is significant, it does not necessarily translate into
seismic risk, Giardini added. Hazard refers to a probability of ground
shaking, and risk is a probability of damage that is obtained by combining
the vulnerability of buildings with seismic information. he explained.

This map only provides part of the story. You could easily live in Taiwan
if you have a well-built house,» he said, referring to a very high seismic
hazard location.

«We would suggest that you think about it if you are going to live anywhere
in the red or the brown zones,» added Kaye Shedlock, a research
geophysicist with the U.S. Geological Survey (USGS) in Golden, Colorado, who
has served as GSHAP coordinator for the western hemisphere. She said people
in these zones should consider the types of buildings they construct there.

Shedlock declined to indicate exactly where in the world the greatest
seismic hazard exists. «Because seismic hazard calculations involve a
great deal of statistical  manipulations, while I happen to know where the
single highest value on that map is, what’s the point? There is an
uncertainty around it. So, by highlighting the very high hazard areas, we
are saying these essentially have comparable hazard. These are the places
you really want to think hard about living.»

The map, which involved 500 scientists and engineers from around the world,
and took 7 years to complete, incorporates a number of existing country
maps. It includes data from seismic networks from around the world, global
positioning system and geodetic monitoring, paleoseismology studies and
geologic and tectonic framework studies, and histori­cal catalogs from
China, Japan, and other regions. Even the Bible was consulted for
historical data.

Seismic instrumentation has improved sig­nificantly in recent years, but
relying only on newer measurements, and not on old cata­logs, would not
account for some historically seismic areas where there may not have been
earthquakes during the past several hundred years, according to Giardini.

Since some countries measure seismicity differently, and there had not
previously been uniformly accepted standards to assess hazards, scientists
involved with the mapping project wrangled over a number of
issues — including how to describe ground motion and measure magnitudes,
where to indicate that seismic zone boundaries might or might not go, and
setting hazard values — to produce a map for improving seismic safety and
building codes.

The map measures peak ground acceleration (PGA), a common measurement of
ground shaking, and provides seismic values for every tenth of a degree in
every direction, which is about every 10 kilometers.

«For most countries in the world, new hazard maps are only produced when
you get a big earthquake, and you realize that your houses were not well
built,» said Giardini.

For many countries, the GSHAP map marks a significant advance in determining
their seismic hazard values.

«All of the African rift never had any seismic hazard assessed, and the
hazard is quite high, actually,» said Giardini. «For the first time, you
have eight countries which never had a hazard map now have an official
hazard map.»

The map will alert countries to their vulnerability potential and should
trigger some policy position adjustments and provide justification for
better seismic monitoring networks both at national and regional levels,
according to Isaac Nyambok, professor of geology at the University of
Nairobi, Kenya, vice-presi­dent of the International Union of Geological
Sciences, and GSHAP coordinator for parts of Africa.

The map «provides a sound basis for earthquake risk
analysis for sub-Saharan
,» he said. «The map can also be used as a first step in natural
disaster mitigation and preparedness. It also broadly provides a basis for
de­signing suitable building codes of earthquake intensity in specific
regions. However, there are a few gaps in the data used which could have
been closed if there were adequate financial resources for the project.

«If the map is further improved with information on horizontal acceleration
and a larger scale used. it could form a basis of a legally binding
document. In its present form. it is mainly a guiding document,» he said.

In Australia, a new map produced according to national and GSHAP standards
is colored primarily in swaths of green and yellow. which indicate low or
moderate seismic haz­ard. The result of the new product is that the
continent is now recognized to be more seismically active than it had been
believed to be, said Giardini.

«The GSHAP map is a unique hazard map since it has been prepared through
international cooperation using worldwide data, reliable data, and uniform
procedure,» said Mohsen Ghafory-Ashtiany, president of the International
Institute of Earthquake Engineering and Seismology in Tehran, Iran, and
head of GSHAP’s regional working group for the Middle East. «The
discrepancies that exist in the existing maps at the country’s border have
been eliminated.»

For Russia, which produced one of the world’s first general seismic zoning
maps in 1937, the GSHAP world map has «mainly information significance,
because the building codes in our country use Seismic Zoning Maps
represented in the MSK-64 intensity scale (but not in PGA, as it is made in
GSHAP); said Valentin Ulomov, head of the Laboratory of Continental
Seismicity at the United Schmidt Institute of Physics of the Earth in
Moscow, and GSHAP coordinator for Russia and now for the former Soviet
Union.

Whole continents worked together on the map, but in some regions such as the
Middle East, where politics are particularly sensitive, the scientific
effort was more complicated.

Several years of effort were required to con­vince Turkey and Greece to
agree to a certain middle level for seismicity in the Aegean Sea, where
previously the level had varied just across borders.

Modifications in hazard values may or may not generate internal political
pressure within a country to revise building codes, according to Gail
Atkinson, professor of Earth sciences at Canada’s Carleton University in
Ottawa, Ontario. The seismic hazard map, Atkinson explained, is only one
input to what makes up a building code, and construction standards are also
important.

Terry Wallace, president of the Seismological Society of America, said that
miscalculating hazard values might place a government that has to modify
its values in a poor light and also have some economic implications.

«This match between India and China to some extent had to do with economic
development,» Wallace said, referring to the modification of seismic
values in India.

He added that several of the required seismic hazard value changes on the GSHAP map were in developing nations that sometimes apply for loans from
the World Bank and other institutions that need accurate hazard
assessments.

«If you really modify your hazard values a lot, you need to immediately
reevaluate all the critical facilities that you have. And that might explain
the resistance in some places to really go out and play with the hazard. The
seismic hazard is the value that is really used for critical facilities,»
said Giardini. He said that separate seismic studies are required as part of
the planning and approval process for major infrastructure projects.

«As soon as you touch your hazard values a lot, you have to go out and check
if safety is still there or not,» Giardini added. «India is in the proc­ess
now of checking what has to be reevaluated and what not, based on the new
hazard level.»

Shedlock said it is difficult to know what im­pact revised hazard values
could have in dif­ferent countries. «In our own country, high hazard values,
such as along the San Andreas fault system, have resulted in
seismically-resistant building practices,» she said. «The degree to which
these practices are applied elsewhere are due to decisions made elsewhere.»

«If it is a matter of raising India’s level up, yes, it will affect a lot of
things there that are planned and existing along the Himalayan foothills,»
said Leonardo Seeber, a research scientist at the Lamont-Doherty Earth
Obser­vatory of Columbia University in New York. Seeber said the Himalayan
region is one of the most dangerous places on the planet in terms of
earthquakes. He added that one positive aspect about the mapping project is
that it alerts people if there is a major hazards value mismatch in an area.
«I would use the mismatch and unearth any problems with basic data or
methodology,» he said.

In the United States, new seismic hazard maps are required by law every 5
years, and the global project incorporates the USGS map. The United States
operates sophisticated equipment that can produce a reasonably good global
map, but by participating in this project the country not only gained a
better understanding of worldwide seismicity, but also gained access to a
global database and global analogs that are tectonically similar to U.S.
regions.

«Since the United States encompasses every major tectonic terrain, we now
have a far more complete database to look at our own parts of the country
through analogies to other parts of countries that have had their large
earthquakes during recorded history.» said Shedlock.

«For the first time, we know where we stand globally. We have all been
familiar with the San Andreas fault here in California, and the very good
job Californians have done on the building codes. We now know how that
com­pares directly with the rest of the world.»

The International Lithosphere Program was the driving force behind the
production of the map. with the assistance of a consortium of international
organizations and institutions that included UNESCO, International Council
of Scientific Unions (ICSU), European Council, USGS, Swiss Seismological
Survey, and World Meteorological Organization.

Оцените статью
Землетрясения