Ощутил землетрясение

Ощутил землетрясение Землетрясения

Незадолго до землетрясения в Турции над местом разлома наблюдались атмосферные аномалии, рассказал Лайфу главный научный сотрудник Института космических исследований РАН Сергей Пулинец. По его словам, за двое суток до первого подземного толчка влажность в регионе внезапно снизилась с почти 100% до 35%. И это имеет ясное научное объяснение, подчеркнул доктор физико-математических наук. Более того, этот фактор в сейсмоопасных местах можно считать явным предвестником землетрясения.

Ощутил землетрясение

Как объяснил геофизик, землетрясение только кажется неожиданным событием, а на самом деле земная кора на месте будущего разрушения начинает понемногу растрескиваться за несколько дней до бедствия. В местах трещин на поверхность из земных недр вырываются различные газы. В основном это углекислый газ, метан, водород и гелий, но вместе с ними выходит и некоторое количество благородного радиоактивного газа радона. Он под землёй образуется в результате распада урана. Радон обладает особой способностью воздействовать на частицы окружающей атмосферы, рассказывает эксперт ИКИ РАН: этот газ ионизирует их, то есть при взаимодействии с ним атомы веществ в воздухе либо лишаются одного электрона, либо наоборот приобретают лишний электрон.

Ощутил землетрясение

Ионы — это центры конденсации водяного пара, который всегда присутствует в воздухе. А перед землетрясением их образуется так много, что явление носит взрывной характер: выделилось много радона, на ионах сконденсировалась вода и, соответственно, упала влажность.

Главный научный сотрудник Института космических исследований РАН, доктор физико-математических наук

Ощутил землетрясение

При этом в процессе конденсации выделяется скрытое тепло, которое хранилось в частицах воздуха до этого. И повышение температуры действительно было отмечено в Турции одновременно с падением влажности. Все эти данные были получены со спутников, которые регулярно фиксируют подобные аномалии температуры и влажности в местах будущих землетрясений, заверил Сергей Полинец. Проблема в том, что эта информация циркулирует только между учёными, и никакие ответственные ведомства ею не пользуются, посетовал он.

Землетрясения:  В Японии произошло извержение вулкана Сакурадзима

Хорошо, допустим, я возьму трубку, позвоню Эрдогану и сообщу, что будет землетрясение, что дальше? Нет схемы действий, которые должны происходить после этого сообщения. Ни в одной стране мира не прописано, какая организация должна заниматься эвакуацией. Нужен кто-то, кто понесёт ответственность, если землетрясение не случится, кто будет отвечать за расходы на эвакуацию людей, на то, что перекрывали движение. Должна быть система оповещения МЧС, пожарных и так далее.

За всю историю лишь однажды власти обратили внимание на предвестники землетрясения, рассказал учёный: это было в Китае в 1975 году. Тогда перед бедствием в городе Хайчэн на востоке страны местное руководство обратило внимание на странное поведение животных и ещё некоторые явления, которые расценили как предупреждающие симптомы. Накануне землетрясения была объявлена эвакуация. Благодаря этому было спасено множество жизней. Землетрясение оказалось магнитудой 7,3 балла. Погибло более 1300 человек, но, если бы не эвакуация, могло быть намного больше жертв.

В наши дни есть все технические возможности для отслеживания предвестников землетрясений в атмосфере сейсмоопасных регионов, но целенаправленно такая работа не проводится, посетовал Сергей Пулинец. Сам он занимается анализом этих данных со спутников в свободное от основной деятельности время, то есть по личной инициативе.

Комментариев

Ощутил землетрясение

Для комментирования авторизуйтесь!

Землетрясение в Турции переполошило половину земного шара. Учёных встревожили нехарактерные условия и особенности катастрофы. Земная кора в этом регионе Турции была почти неподвижна больше ста лет. И вдруг разразилась сильнейшим толчком в 7,8 балла и афтершоком в 6,6 балла спустя 11 минут. А потом, через 9 часов, произошёл новый мощный толчок в 7,5 балла. Эхо сейсмособытия ощутили больше 10 стран. Оно докатилось даже до Казахстана. 7 февраля там произошло землетрясение в 3,4 балла. А 7 февраля произошло самое сильное за всю историю наблюдений землетрясение в Нью-Йорке — не менее четырёх толчков. Что же происходит? Как возникла ситуация, когда дома рушатся при семибалльных толчках, ведь большая часть застройки в турецких городах — новая.

Недостаточный расчёт при строительстве

Ощутил землетрясение

Доктор физико-математических наук Алексей Завьялов уверен: землетрясение в Турции стало результатом взаимодействия сразу четырёх тектонических плит: Африканской, Евро-Азиатской, Аравийской, Индостанской и Анатолийского блока. Эти образования перемещаются относительно друг друга и создают напряжение в глубинах земной коры, которое и разряжается толчками. Нынешнее землетрясение случилось на восточной ветви Анатолийского разлома. Эта ветвь уже 130–150 лет не давала сильных землетрясений. Учёный считает, что турецкие исследователи недооценили опасность на этой ветви разлома и поэтому большая часть зданий была построена с расчётом землетрясения в 3–4 балла.

Ощутил землетрясение

Люди, склонные объяснять всё влиянием планет и звёзд, считают, что виной всему — микролуние, которое является противоположностью суперлуния, но тоже может иметь разрушительную силу. В это время спутник Земли находится на максимальном расстоянии от неё. Некоторые учёные считают, что микролуние, которое состоялось 5 февраля в 21:29 по московскому времени, как и суперлуние могут вызывать землетрясения и будить вулканы. Например, во время суперлуния 2004 года случились землетрясение и страшное цунами, смывшее побережье Юго-Восточной Азии, когда погибло до полумиллиона человек.

Ощутил землетрясение

Землетрясение в Турции, которая стала для Запада неудобным партнёром, случилось очень вовремя и прошло по провинциям с самой сложной этнической обстановкой. Оно наверняка надолго отвлечёт Турцию от внешнеполитических вопросов и уже вовсю используется турецкой оппозицией, которая «раскачивает лодку» не без помощи заокеанских друзей, мечтающих заменить Эродогана кем-нибудь посговорчивее. Всё это происходит незадолго до президентских выборов.

Накануне катастрофы в Турции заявили о своём закрытии дипломатические представительства Канады, Франции, Британии, Германии, Голландии и Швеции. Официально они объяснили этот поступок «угрозой терактов».

В том, что против Турции применили тектоническое оружие, уверен иранский журналист Хаяла Муаззин. Он отметил, что катастрофа случилась почти сразу после того, как глава МВД Турции Сулейман Сойлу потребовал, чтоб американцы «убрали свои грязные руки» от его страны.

Учёные отмечают, что это теоретически возможно. Но! Для этого нужно где-то взорвать как минимум ядерную бомбу, что уже совершенно точно не ускользнёт от внимания исследователей всего мира. Правда, они почему-то умалчивают о том, что для провокации землетрясения бомба не обязательна. Для этого можно использовать магнитогидродинамический (МГД) генератор, который устанавливается на грузовой автомобиль и посылает в земную кору сильнейшие электромагнитные импульсы, способные вызвать землетрясения.

Подобные установки были разработаны ещё в 1970-х годах, и сейчас только секретные службы знают, как далеко вперёд шагнули технологии. Это вполне объяснило бы землетрясение в Нью-Йорке, произошедшее на следующий день после катастрофы в Турции — 7 февраля. Возможно, оно стало эхом воздействия МГД-генератора на земную «подкорку».

Тот же Алексей Завьялов в интервью отмечал, что вызвать землетрясение искусственно возможно, но сделать это можно только в тех регионах, в которых уже существует напряжение земной коры. Старший научный сотрудник Академии военных наук РФ Владимир Прохватилов тоже уверен, что землетрясение в Турции — дело рук Запада.

В интервью Forbes Life доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией сильных землетрясений и сейсмометрии Института физики земли РАН Рубен Татевосян рассказал о том, почему так сложно предугадать землетрясения и как правильная оценка сейсмической опасности может помочь предотвратить разрушения и человеческие жертвы в сейсмоактивных регионах. А также о том, что дают для науки такие масштабные катаклизмы, как землетрясения в Турции и Сирии, произошедшие 6 февраля

Рубен Татевосян — главный научный сотрудник и заместитель директора по вопросам инженерной сейсмологии и оценке сейсмической опасности в Институте физики земли РАН. Его лаборатория проводит работы по оценке сейсмической опасности, составляет каталоги землетрясений, определяет зоны очагов и оценивает параметры землетрясений, измеряет сейсмическое воздействие для проектирования строительства (в том числе АЭС) и обеспечивает прохождение экспертизы в МАГАТЭ и Ростехнадзоре.

Ощутил землетрясение

Рубен Татевосян (Фото РНФ)

— Сейсмологи говорят о том, что землетрясение в Турции будет иметь последствия: произошло и происходит перераспределение напряжения, та сейсмическая активность, которой не было в течение десятилетий и даже столетий, сейчас может возрасти?

— Перераспределение напряжений наблюдается после любого землетрясения, тем более такого мощного, с магнитудой 7,8 и с последующей интенсивной афтершоковой серией, которая продолжается до сих пор. Но все-таки все изменения в первую очередь касаются непосредственного окружения очаговой области землетрясения и системы Восточно-Анатолийских разломов, в которой это землетрясение произошло. Эти разломы и сопряженные с ними области — первые кандидаты на повышение сейсмической активности. Но важно понимать, что есть и обратные процессы. После сильного землетрясения происходит релаксация напряжений. Так что из перераспределения напряжений автоматически не следует повышение вероятности возникновения другого сильного землетрясения — тем более в иной сейсмотектонической обстановке в другом геодинамическом регионе, на большом удалении от происшедшего катастрофического землетрясения.

— Если где-то и можно ожидать следующие землетрясения, то где? Российские регионы могут сейчас проявить сейсмическую активность?

— На юге России располагаются сейсмоактивные регионы: на черноморском побережье, Кавказе, Крыме. В основном там отмечаются землетрясения умеренных магнитуд, но были и сильные события. Хотя не было ни одного, достаточно надежно документированного землетрясения с такой большой магнитудой, как февральское в Турции. Высокая сейсмическая активность юга России отражена на картах общего сейсмического районирования (ОСР). На них показана ожидаемая интенсивность сейсмических воздействий, их частота. Карты ОСР построены для территории всей Российской Федерации. Они составляются большим коллективом специалистов разных организаций, лидирующая роль принадлежит Институту физики земли РАН. Комплект карт ОСР — нормативный документ, проектирование и строительство должно вестись с учетом его требований для любой территории. Они не нарисованы «методом прищуренного глаза», а представляют собой результат исследования геологии, сейсмичности, тектоники района. Фактически это синтез всего, что известно о данной местности. И возникновение землетрясений в каком-нибудь сейсмоактивном регионе на юге России ни в коей мере автоматически не означает, что они возникли вследствие турецкого землетрясения. Хотя южные регионы находятся относительно недалеко, это другие, в общем, отдельные сейсмоактивные регионы, поэтому там землетрясение может случиться и «по своему хотению».

— Складывается впечатление, что за последние годы землетрясений стало больше. Меняется ли сейсмическая активность земли или же диагностика становится более точной?

— В сейсмической активности наблюдаются всплески и спады, целенаправленного движения в сторону ее повышения нет. Отдельные тенденции все равно в итоге выходят на средние долговременные величины. Вот в 1960-е годы сейсмоактивность была гораздо выше, чем сейчас. Тогда произошли совершенно колоссальные события в Чили, на Аляске — моментная магнитуда этих землетрясений была свыше 9 (1960 год — Великое чилийское землетрясение, сильнейшее в истории наблюдений на планете, моментная магнитуда — по разным оценкам от 9,3 до 9,5. 1964 год — Великое Аляскинское землетрясение — сильнейшее землетрясение в истории США. — Forbes Life). С тех пор мало какие землетрясения их превзошли по магнитуде, разве что землетрясение в 2004 году у берегов острова Суматра на севере Индонезии. Поэтому говорить о том, что мы действительно наблюдаем большой рост сейсмической активности нельзя. Если же отвлечься от сильных землетрясений, то, действительно, небольшие землетрясения происходят тысячами в год, но их в состоянии записать только сейсмические приборы, а люди не ощущают. Изменение числа слабых сейсмических событий не показательно — это может быть просто связано с тем, что улучшаются сейсмические сети, повышается возможность обнаружения, определения координат, магнитуды микроземлетрясений.

Кроме того, представьте себе, что землетрясение магнитудой 7,8, как в Турции, случилось сейчас где-нибудь в пределах Тихоокеанского кольца на необитаемых просторах. Кого бы оно волновало, кроме сейсмологов? Так что фактически общество реагирует не на сильное землетрясение, как таковое, а на его катастрофические последствия.

— Что самое сложное в прогнозировании землетрясений? Что именно можно предвидеть и за какие сроки? Место, магнитуду, время?

— У ученых нет удовлетворительной физической модели процесса подготовки землетрясения. Поэтому все, что мы пытаемся делать, сродни некоему угадыванию. К сожалению, нет устойчивых связей между землетрясением и теми или иными явлениями, которые иногда могут наблюдаться перед землетрясением (так называемые предвестники). Так, иногда были сообщения об аномальных электромагнитных явлениях, об изменении химического состава и уровня грунтовых вод. Эти явления страдают неустойчивостью. Иногда сильное землетрясение возникает, хотя никаких известных предвестников не наблюдалось, а иногда, наоборот, — предвестники наблюдаются, но за ними не следует сильного землетрясения. Основывать прогноз на такой зыбкой почве очень сложно. И надеяться, что в итоге получится прогноз (надежный, эффективный, достоверный, хотя бы как прогноз погоды), нереально.

Почему-то никого не занимает другой вопрос: оценка сейсмической опасности. Она отличается от прогноза землетрясения тем, что вас не интересует точное место, магнитуда и конкретный день, когда возникнет землетрясение. Представьте, что у вас есть некоторое сооружение, и вы хотите узнать, какие сейсмические воздействия оно может испытать, скажем, за время своей жизни. Конкретный момент времени, когда возникнут эти воздействия, не важен. Для этого вы рассматриваете все известные сейсмические источники в регионе, оцениваете максимальную ожидаемую магнитуду, ее повторяемость, характер затухания сейсмических воздействий от источника до вашего объекта и на основании всей этой совокупности данных оцениваете ожидаемые воздействия на объект. Таким образом,вы не пытаетесь угадать место, время и силу готовящегося землетрясения, а оцениваете ожидаемые воздействия на конкретный объект в течение некоторого длительного интервала времени. На этом основании могут быть разработаны проектные решения, которые обеспечат безопасность объекта. Но это уже область сейсмостойкого строительства. Необходимо помнить, убивает не землетрясение — убивают здания, которые рушатся и погребают под собой людей.

— Что дают науке такие катаклизмы, как в Турции и Сирии? Ведь магнитуда 7,8 — это все-таки достаточно редкое явление. Это новый импульс для научных исследований?

— Во-первых, детальные исследования сильных землетрясений дают более полное понимание того, как устроена система разломов в регионе. Это важно для будущих расчетов сейсмической опасности. Во-вторых, можно будет провести расчеты, как меняется и перераспределяется напряжение, что позволит понять геодинамическую ситуацию и тенденции ее изменения не только в регионе, но в его окружении. И, в-третьих, такие сильные события дают материал для понимания физики очага, для разработки новых моделей. И это ценная информация для специалистов и проектировщиков, которые занимаются сейсмостойким строительством.

— На обывательском уровне существует некоторая путаница в классификация землетрясений по степени их силы и разрушительности.

— Для описания очага землетрясения существует магнитудная шкала. Она была предложена почти 100 лет назад Чарльзом Рихтером. В настоящее время применяются другие типы магнитуд, но суть в общем та же самая. Магнитуда (magnitude — в переводе с английского величина, размер) характеризует величину землетрясения, коррелирует с энергией. Каждое землетрясение характеризуется одним конкретным значением магнитуды. Например, магнитуда главного толчка землетрясения в Турции равна 7,8. Эту шкалу часто путают с макросейсмической шкалой интенсивности, которая оценивается в баллах, — она используется для определения интенсивности сотрясений в конкретном месте (населенном пункте). В 12-балльной шкале  при 7 и более баллов уже начинаются разрушения. Чем дальше вы будете находиться от очага, тем больше затухают сотрясения, интенсивность их проявления на поверхности меньше. Поэтому баллы всегда приписывают конкретному населенному пункту, сколько населенных пунктов, столько оценок интенсивности может быть.

— Если мы говорим про минимизацию ущерба, какие существуют основные направления и превентивные меры в борьбе со стихией?

— Мое глубокое убеждение заключается в том, что основные усилия должны быть направлены на улучшение качества строительства. Я имею в виду и проектные решения, и их реализацию в ходе строительства. Сейсмологи предоставляют строителям исходные данные для проектирования в виде акселерограмм ожидаемого движения грунта. Проектные организации используют их для разработки антисейсмических мер, которые обеспечат безопасность зданий и сооружений. На мой взгляд, это наиболее перспективное направление для защиты населения, потому что плохо себе представляю ситуации, когда вся надежда на прогноз с эвакуацией. Например, если в проекте не учтены сейсмические воздействия на атомную станцию или химический завод, то все равно будет катастрофа. Эвакуация не решит проблему.

— Но что делать с застройкой, не рассчитанной на определенную сейсмичность, с историческими зданиями?

— Тут сложная ситуация. И вопрос о том, строить новое или укреплять и модернизировать старое, не такой однозначный. Конечно, вы не можете сказать: «Мы неправильно рассчитали все проекты, все дома, построенные не на ту сейсмичность, мы снесем и построим с нуля». Практически такое реализовать невозможно. Иногда предлагается пойти по пути антисейсмического усиления существующих зданий. Но меры по антисейсмическому усилению стоят очень недешево. Кроме того, сложно все рассчитать таким образом, чтобы укрепить слабые узлы, не навредив всему остальному. Непонятно, что делать с культурным наследием, уникальными историческими зданиями. Антисейсмические мероприятия могут погубить их. Так что боюсь, и тут простых решений нет.

— Что можно предпринять для защиты регионов, где землетрясения будут снова и снова происходить?

— Правильно оценивать ожидаемые воздействия, потому что фраза «будут происходить землетрясения» мало информативна, пока нет сведений, какой силы воздействия ждать и с какой повторяемостью. А дальше, имея адекватную оценку воздействий, правильно проектировать и качественно строить. Еще нужен контролирующий орган, который отслеживал, чтобы в этой цепочке не было бы сбоев. Мы не можем заменить нашу планету на другую, без землетрясений. Поэтому надо сосредоточить усилия на том, чтобы обеспечить безопасную жизнь через строительство, правильный учет возможных воздействий.

— Ужасают кадры из Турции, когда дома складываются внутрь буквально за считаные секунды. Почему все знают, что это опасный регион (граница трех тектонических плит), но всем все равно, надзорные органы закрывают глаза и поэтому так строят?

— Как правило, в полицию приходят ставить охранную сигнализацию после ограбления, хотя было бы разумнее делать заранее. С землетрясениями работает такой же человеческий фактор. Пока ничего не случилось, вроде бы и беспокоиться не о чем. И, конечно, нельзя не учитывать экономическую сторону проблемы — антисейсмическое строительство стоит дорого. Выбирая между потенциальной угрозой землетрясения (когда-то в абстрактном будущем, возможно, не при вашей жизни, может даже не при жизни ваших детей) и увеличением стоимости строительства дома или покупки квартиры минимум в два раза — что вы выберете?

— Но тем не менее есть страны более прогрессивные с точки зрения контроля и научных изысканий на своих территориях, все-таки они достигают таких видимых результатов при наступлении катаклизмов. Например, Япония?

— Это отчасти справедливо только для последних десятилетий. Токийское землетрясения 1923 года — одна из самых крупных катастроф в истории сейсмологии (Официальное число погибших — 174 000, еще 542 000 числятся пропавшими без вести, свыше миллиона человек остались без крова. Ущерб от землетрясения Канто оценивается в $4,5 млрд, что составляло на тот момент два годовых бюджета страны. — Forbes Life). Технологическое преимущество не сильно помогло японцам при аварии на АЭС в Фукусиме в 2011 году. Даже если оставить эту аварию как особый случай техногенной катастрофы, можно вспомнить землетрясение в 1995 году в Кобе магнитудой 7,3. По некоторым данным, было разрушено около 200 000 зданий. Но, безусловно, есть определенная тенденция. Чем богаче и технологически более развита страна, тем выше материальные потери, тем меньше человеческих жертв, дорогостоящее качественное жилье не складывается как карточные домики старой застройки — разумеется, если говорить об одинаковой силе воздействия.

— Если мы говорим о России и о постсоветском пространстве, застройка, которая была еще во времена СССР,  отвечала достаточно жестким критериям. Что-то изменилось?

— Дело в том, что современные нормативы не менее жесткие и даже наоборот. Как говорил мой научный руководитель, профессор Николай Виссарионович Шебалин, который участвовал в построении карт сейсмического районирования, «со временем все карты краснеют» — красным закрашиваются более опасные территории. Другое дело, что в СССР строительство контролировалось государством, застройка шла централизованно. Проще было контролировать качество, и было проще вести весь процесс от начала до конца.

— Опасности, которые стоят особняком, — это потенциальные повреждения АЭС при сейсмической активности, утечки радиации. Как изменилась безопасность после аварии на Фукусиме?

— В самой методике исследования сейсмической опасности мало что изменилось. И до Фукусимы рекомендовалось придерживаться консервативного подхода, т. е. сомнения трактовать в пользу большей опасности. Но теперь предлагается добавлять больший запас прочности, 40% к тому, что получается в расчетах.

— В турецкой провинции Мерсин на финальном этапе строительства находится АЭС «Аккую», которую строит Росатом. Оправдано строительство атомных станций в сейсмоопасном регионе?

— В свое время наш институт привлекали к оценке сейсмической опасности «Аккую». Ожидаемые сейсмические воздействия, заложенные в проект, почти на два порядка превышают те воздействия, которые зарегистрированы на площадке от землетрясения 6 февраля. Так что происшедшее землетрясение вовсе не требует пересмотра оценок сейсмической опасности площадки АЭС. Есть страны, где невозможно выбрать место, которое вообще никогда не будет подвержено землетрясениям. Конечно, речь не идет о таких катастрофических землетрясениях, как недавнее сейсмическое событие в Турции. Нельзя перестать жить где-то, потому что там происходят землетрясения. Вопрос в том, как обеспечить безопасность, а не прятать голову в песок.

Что происходит с человеком во время землетрясения

Землетрясение в Турции и Сирии стало одним из сильнейших за последние годы. Число жертв растет, разрушены дома, исторические памятники. Врач-невролог, специалист Doctorpiter Анна Науменко объяснила, что именно испытывает организм человека во время мощных толчков, рассказывает Tengri Lifestyle.

По словам врача, в момент землетрясения активизируется лимбическая система мозга, которая отвечает за важнейшие функции, включая выбор модели необходимого в той или иной ситуации поведения.

«Также в критический момент у человека активно начинает работать вегетативная нервная система — увеличивается частота сердечных сокращений, дыхания, то есть активизируется симпато-адреналовая система в организме. Также выделяется кортизол, с особенностями функционируют и те отделы мозга, что отвечают за то, чтобы разделить опасный и безопасный сигналы», — утверждает Науменко.

Стресс включает «рептильный мозг»

Известно, что за какое-то время до землетрясения животные остро ощущают приближение беды. Если говорить о них в широком смысле слова, то это касается и человека.

«Учитывая наличие у человека отделов головного мозга, называемых в литературе «рептильным мозгом» (лимбическая система), суставно-мышечного чувства, вестибулярного аппарата, вегетативной нервной системы, можно предположить, что чувствительные люди тоже могут заранее почувствовать землетрясение», — говорит она.

Дело в том, что базовые механизмы функционирования нервной системы человека в целом заточены на то, чтобы получить сигналы извне или изнутри организма и дальше разделить их на те, которые угрожают жизни, и те, которые безопасны.

«Мы понимаем, что сигнал, с которым сталкивается организм во время опыта землетрясения, к безопасным отнести невозможно. А если такое с человеком случается впервые, то организм еще и неспособен сличить его с предшествующим опытом, являющимся неотъемлемой частью системы анализа и переработки поступающей информации. Плюс ко всему конфликт возникает еще на этапе сличения полученной информации от разных анализаторов: например, суставно-мышечное чувство, как часть системы, отвечающей за наше равновесие, начнет реагировать раньше на изменения снаружи, чем зрение/слух», — обращает внимание невролог.

Замри или беги

Реакция разных людей в момент землетрясения может сильно отличаться.

«Человек действует в момент опасности в соответствии с реакциями «оперативного реагирования», а именно — бей, беги или замри, которые также характерны и для братьев наших меньших. Самые адаптивные в момент землетрясения — первые две реакции. А вот выбравшие «замри» попадают в группу наибольшего риска», — рассказывает Анна Науменко.

Тот, кто «замирает» в момент стресса, вызванного землетрясением, с большей вероятностью погибнет, чем тот, кто побежит.

«Людям просто не хватит ресурса физически действовать в соответствии с ситуацией, а позже — и психически ее пережить, что в дальнейшем ведет к возрастающему риску посттравматического стрессового расстройства. Отделы головного мозга, отвечающие за то, чтобы вывести эту ситуацию, рассказав о ней другому человеку и тем самым отчасти переработав, здесь не работают в нормальном режиме, поэтому практически единственная возможность психически ее пережить, судя по последним исследованиям, — это не замирать, а действовать, то есть активизировать тело, через которое поступает большое количество сигналов в мозг», — заключила она.

Напомним, ночью 6 февраля в Турции случилось мощное землетрясение — пострадал юго-восток страны, города Антакья, Газиантеп, Диярбакыр. Задело и соседнюю Сирию — Алеппо, Хаму и Латакию. Сила толчков доходила до 7,8 балла. Было зафиксировано около 30 афтершоков. Они ощущались сразу в нескольких регионах страны: Анкаре, Анталье и других, а также в Ливане, Ираке, Греции, Египте, Армении и на Кипре.

Информация о количестве погибших постоянно обновляется, отмечается, что счет идет на сотни. В сети появляются видео, где дома в турецких городах буквально складываются словно карточные домики, и даже после того, как толчки прекратились. Под завалами находят погибших, другие страны предлагают помощь в ликвидации последствий землетрясения.

Отметим, что Турция считается одной из самых сейсмоопасных зон планеты. Там регулярно фиксируют подземные толчки, но нынешнее землетрясение называют самым сильным за последние годы.

Вчера днем в 12:55, как и в каждый первый четверг месяца, по Алматы прокатилось эхо сигнала сейсмотренировки. А вы вышли на улицу в этот момент? Вы знаете, как с вашего рабочего места быстро и без паники покинуть ваш дом или офис? Сколько времени займет этот путь? И где нужно стоять, когда вы оказались на улице?

Алматинская редакция Tengrinews.kz находится на 9-м этаже бизнес-центра. Поэтому, когда к нам на интервью пришел эксперт по сейсмостойкому строительству — управляющий директор КазНИИСА по производству, кандидат технических наук Ералы Шокбаров — мы не упустили возможность получить у него рекомендации. Читайте, как действовать в случае сильного землетрясения, если оно застанет вас на высоте нескольких десятков метров от земли.

Старые дома надежнее новых? Разрушаем 10 мифов о последствиях землетрясений в Алматы

Первым делом Ералы Шокбаров изучает план эвакуации, который есть в каждом здании на каждом этаже. На схеме видны конструктивные особенности здания, какие стены являются несущими, а какие — нет.

«Большинство стен в вашем офисе — гипсокартон. Смысла стоять под косяком двери в такой стене нет, все внутренние стены не несущие. Прятаться под такой дверью бессмысленно. Нужно искать балку, ригель между несущими колоннами», — говорит эксперт по сейсмостойкому строительству.

«А вот под этим ригелем в кабинете — можно и нужно стоять при землетрясении!» — утверждает эксперт.

«Сейчас я живу в частном доме, который построил сам. Но моя первая квартира по госпрограмме находилась на 6-м этаже. Проживая там, я ощутил на себе порядка семи землетрясений. Чем выше этаж — тем больше колебания здания, то есть сильнее ощущаются подземные толчки. Думаю, что жители второго-третьего этажей могут ощущать не все землетрясения. А вот те, кто живет выше четвертого-пятого этажа, будут чувствовать все ощутимые землетрясения», — добавляет он.

«Практика показывает: люди погибают не столько от разрушения зданий, сколько от упавшей на них мебели. Важно, чтобы все шкафы и шкафчики в офисе были надежно закреплены!» — продолжает эксперт, по нашей просьбе осматривая, как на редакционной кухне установлена мебель.

«Лифтом нельзя пользоваться, даже если его электропитание не отключится. Лестница — лучший эвакуационный путь», — продолжает эксперт.

«Ваша сделана из металлических конструкций, ступени — бетонные. Это соответствует стандарту. Как правило, в течение двух-трех минут после первого сильного толчка у людей есть время покинуть здание. Главное, чтобы не было паники. Для этого рекомендую регулярно участвовать в сейсмотренировках. Знать, как и что делать — это одно, а сориентироваться в действительно критической ситуации можно, только имея отточенные навыки», — поясняет управляющий директор КазНИИСА по производству, кандидат технических наук Ералы Шокбаров.

«Если вы понимаете, что не успеете спуститься вниз после первых толчков, то разумно будет спрятаться под стол. При этом важно занять правильную позу: на коленях, руками прикрыв голову.

В Японии, где я был по обмену опытом, рассказывали, что там даже мебель создают с прицелом на землетрясение — их столы выдерживают большую нагрузку, то есть могут действительно защитить человека. К счастью, в последние годы в Казахстане не было разрушительных землетрясений, чтобы проверить качество нашей мебели», — дополняет специалист по сейсмостроительству.

Кстати, мы проверили. По лестнице бодрым шагом вниз с нашего 9-го этажа можно спуститься за 3,5 минуты.

Сколько времени в действительности пройдет до второго толчка — в действительности никто не знает. На сегодня с привлечением международных экспертов из разных стран разработано множество рекомендаций и брошюр, как себя вести при землетрясениях. Специалисты по сейсмостойкому строительству при разработке таких рекомендаций и брошюр в основном исходят из опыта землетрясений прошлых лет.

Мы нашли подробные описания двух разрушительных землетрясений, чтобы вы сами могли сделать выводы.

9 июня (29 мая) 1887 года, Верный

В 4 часа 30 минут утра местного времени 9 июня (29 мая по старому стилю) 1887 года жители г. Верный (в то время в городе проживало около 30 тысяч человек) были разбужены землетрясением силой около 5 баллов, сопровождавшимся подземным гулом. Такие явления здесь были довольно частыми, и люди не придали этому большого значения (вышедшие на улицу вскоре вернулись домой). Спустя 5 минут в 4 часа 35 минут утра (хотя часы метеостанции в городе остановились в 4 часа 42 минуты, а телеграфные часы на ст. Илийск — ныне затопленной Капчагайским морем — в 4 часа 40 минут), произошло основное землетрясение, впоследствии получившее название Верненская катастрофа», — из книги «Сейсмическая история Алматы» Айкуата Нурмагамбетова (Алматы, 2000 год).

7 декабря 1988 года, Спитак

Через 4 минуты 20 секунд после первого, основного, в 5 км западнее Спитака последовал второй толчок (афтершок), по мнению армянских ученых, продолжительностью до 20 секунд и интенсивностью на балл ниже первого», — из книги «О землетрясениях для строителя» КазНИИСА ГосАрхСтроя РК (Алма-Ата, 1992 год).

«Оказавшись на улице, рекомендуется отойти от здания минимум на 5 метров, а лучше — до 30 метров. В случае вашего бизнес-центра местом сбора может быть площадка парковки», — резюмирует Ералы Шокбаров.

К слову, специалисты из городского ДЧС рекомендуют такой план действий при эвакуации:

«Услышав единый сигнал «Внимание всем!» и прослушав речевую информацию, связанную с землетрясением, жители и гости города должны:

1. Взять заранее подготовленную сумку с необходимыми вещами («тревожный чемодан»);

2. Отключить водо-, газо-, энергоподачу в квартире;

3. Организовать без паники и суеты вывод своей семьи на безопасную (открытую) территорию;

4. Если по соседству живут старики, инвалиды, недееспособные граждане, по возможности позаботиться о них;

5. На улице: занять безопасное место (сквер, парк, стадион) или определенные заранее места для сбора при землетрясении».

фото Андрея Зайцева

Оцените статью
Землетрясения