Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

В интервью Forbes Life доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией сильных землетрясений и сейсмометрии Института физики земли РАН Рубен Татевосян рассказал о том, почему так сложно предугадать землетрясения и как правильная оценка сейсмической опасности может помочь предотвратить разрушения и человеческие жертвы в сейсмоактивных регионах. А также о том, что дают для науки такие масштабные катаклизмы, как землетрясения в Турции и Сирии, произошедшие 6 февраля

Рубен Татевосян — главный научный сотрудник и заместитель директора по вопросам инженерной сейсмологии и оценке сейсмической опасности в Институте физики земли РАН. Его лаборатория проводит работы по оценке сейсмической опасности, составляет каталоги землетрясений, определяет зоны очагов и оценивает параметры землетрясений, измеряет сейсмическое воздействие для проектирования строительства (в том числе АЭС) и обеспечивает прохождение экспертизы в МАГАТЭ и Ростехнадзоре.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Рубен Татевосян (Фото РНФ)

— Сейсмологи говорят о том, что землетрясение в Турции будет иметь последствия: произошло и происходит перераспределение напряжения, та сейсмическая активность, которой не было в течение десятилетий и даже столетий, сейчас может возрасти?

— Перераспределение напряжений наблюдается после любого землетрясения, тем более такого мощного, с магнитудой 7,8 и с последующей интенсивной афтершоковой серией, которая продолжается до сих пор. Но все-таки все изменения в первую очередь касаются непосредственного окружения очаговой области землетрясения и системы Восточно-Анатолийских разломов, в которой это землетрясение произошло. Эти разломы и сопряженные с ними области — первые кандидаты на повышение сейсмической активности. Но важно понимать, что есть и обратные процессы. После сильного землетрясения происходит релаксация напряжений. Так что из перераспределения напряжений автоматически не следует повышение вероятности возникновения другого сильного землетрясения — тем более в иной сейсмотектонической обстановке в другом геодинамическом регионе, на большом удалении от происшедшего катастрофического землетрясения.

Землетрясения:  Вулкан Хаконе

— Если где-то и можно ожидать следующие землетрясения, то где? Российские регионы могут сейчас проявить сейсмическую активность?

— На юге России располагаются сейсмоактивные регионы: на черноморском побережье, Кавказе, Крыме. В основном там отмечаются землетрясения умеренных магнитуд, но были и сильные события. Хотя не было ни одного, достаточно надежно документированного землетрясения с такой большой магнитудой, как февральское в Турции. Высокая сейсмическая активность юга России отражена на картах общего сейсмического районирования (ОСР). На них показана ожидаемая интенсивность сейсмических воздействий, их частота. Карты ОСР построены для территории всей Российской Федерации. Они составляются большим коллективом специалистов разных организаций, лидирующая роль принадлежит Институту физики земли РАН. Комплект карт ОСР — нормативный документ, проектирование и строительство должно вестись с учетом его требований для любой территории. Они не нарисованы «методом прищуренного глаза», а представляют собой результат исследования геологии, сейсмичности, тектоники района. Фактически это синтез всего, что известно о данной местности. И возникновение землетрясений в каком-нибудь сейсмоактивном регионе на юге России ни в коей мере автоматически не означает, что они возникли вследствие турецкого землетрясения. Хотя южные регионы находятся относительно недалеко, это другие, в общем, отдельные сейсмоактивные регионы, поэтому там землетрясение может случиться и «по своему хотению».

— Складывается впечатление, что за последние годы землетрясений стало больше. Меняется ли сейсмическая активность земли или же диагностика становится более точной?

— В сейсмической активности наблюдаются всплески и спады, целенаправленного движения в сторону ее повышения нет. Отдельные тенденции все равно в итоге выходят на средние долговременные величины. Вот в 1960-е годы сейсмоактивность была гораздо выше, чем сейчас. Тогда произошли совершенно колоссальные события в Чили, на Аляске — моментная магнитуда этих землетрясений была свыше 9 (1960 год — Великое чилийское землетрясение, сильнейшее в истории наблюдений на планете, моментная магнитуда — по разным оценкам от 9,3 до 9,5. 1964 год — Великое Аляскинское землетрясение — сильнейшее землетрясение в истории США. — Forbes Life). С тех пор мало какие землетрясения их превзошли по магнитуде, разве что землетрясение в 2004 году у берегов острова Суматра на севере Индонезии. Поэтому говорить о том, что мы действительно наблюдаем большой рост сейсмической активности нельзя. Если же отвлечься от сильных землетрясений, то, действительно, небольшие землетрясения происходят тысячами в год, но их в состоянии записать только сейсмические приборы, а люди не ощущают. Изменение числа слабых сейсмических событий не показательно — это может быть просто связано с тем, что улучшаются сейсмические сети, повышается возможность обнаружения, определения координат, магнитуды микроземлетрясений.

Кроме того, представьте себе, что землетрясение магнитудой 7,8, как в Турции, случилось сейчас где-нибудь в пределах Тихоокеанского кольца на необитаемых просторах. Кого бы оно волновало, кроме сейсмологов? Так что фактически общество реагирует не на сильное землетрясение, как таковое, а на его катастрофические последствия.

— Что самое сложное в прогнозировании землетрясений? Что именно можно предвидеть и за какие сроки? Место, магнитуду, время?

— У ученых нет удовлетворительной физической модели процесса подготовки землетрясения. Поэтому все, что мы пытаемся делать, сродни некоему угадыванию. К сожалению, нет устойчивых связей между землетрясением и теми или иными явлениями, которые иногда могут наблюдаться перед землетрясением (так называемые предвестники). Так, иногда были сообщения об аномальных электромагнитных явлениях, об изменении химического состава и уровня грунтовых вод. Эти явления страдают неустойчивостью. Иногда сильное землетрясение возникает, хотя никаких известных предвестников не наблюдалось, а иногда, наоборот, — предвестники наблюдаются, но за ними не следует сильного землетрясения. Основывать прогноз на такой зыбкой почве очень сложно. И надеяться, что в итоге получится прогноз (надежный, эффективный, достоверный, хотя бы как прогноз погоды), нереально.

Почему-то никого не занимает другой вопрос: оценка сейсмической опасности. Она отличается от прогноза землетрясения тем, что вас не интересует точное место, магнитуда и конкретный день, когда возникнет землетрясение. Представьте, что у вас есть некоторое сооружение, и вы хотите узнать, какие сейсмические воздействия оно может испытать, скажем, за время своей жизни. Конкретный момент времени, когда возникнут эти воздействия, не важен. Для этого вы рассматриваете все известные сейсмические источники в регионе, оцениваете максимальную ожидаемую магнитуду, ее повторяемость, характер затухания сейсмических воздействий от источника до вашего объекта и на основании всей этой совокупности данных оцениваете ожидаемые воздействия на объект. Таким образом,вы не пытаетесь угадать место, время и силу готовящегося землетрясения, а оцениваете ожидаемые воздействия на конкретный объект в течение некоторого длительного интервала времени. На этом основании могут быть разработаны проектные решения, которые обеспечат безопасность объекта. Но это уже область сейсмостойкого строительства. Необходимо помнить, убивает не землетрясение — убивают здания, которые рушатся и погребают под собой людей.

— Что дают науке такие катаклизмы, как в Турции и Сирии? Ведь магнитуда 7,8 — это все-таки достаточно редкое явление. Это новый импульс для научных исследований?

— Во-первых, детальные исследования сильных землетрясений дают более полное понимание того, как устроена система разломов в регионе. Это важно для будущих расчетов сейсмической опасности. Во-вторых, можно будет провести расчеты, как меняется и перераспределяется напряжение, что позволит понять геодинамическую ситуацию и тенденции ее изменения не только в регионе, но в его окружении. И, в-третьих, такие сильные события дают материал для понимания физики очага, для разработки новых моделей. И это ценная информация для специалистов и проектировщиков, которые занимаются сейсмостойким строительством.

— На обывательском уровне существует некоторая путаница в классификация землетрясений по степени их силы и разрушительности.

— Для описания очага землетрясения существует магнитудная шкала. Она была предложена почти 100 лет назад Чарльзом Рихтером. В настоящее время применяются другие типы магнитуд, но суть в общем та же самая. Магнитуда (magnitude — в переводе с английского величина, размер) характеризует величину землетрясения, коррелирует с энергией. Каждое землетрясение характеризуется одним конкретным значением магнитуды. Например, магнитуда главного толчка землетрясения в Турции равна 7,8. Эту шкалу часто путают с макросейсмической шкалой интенсивности, которая оценивается в баллах, — она используется для определения интенсивности сотрясений в конкретном месте (населенном пункте). В 12-балльной шкале  при 7 и более баллов уже начинаются разрушения. Чем дальше вы будете находиться от очага, тем больше затухают сотрясения, интенсивность их проявления на поверхности меньше. Поэтому баллы всегда приписывают конкретному населенному пункту, сколько населенных пунктов, столько оценок интенсивности может быть.

— Если мы говорим про минимизацию ущерба, какие существуют основные направления и превентивные меры в борьбе со стихией?

— Мое глубокое убеждение заключается в том, что основные усилия должны быть направлены на улучшение качества строительства. Я имею в виду и проектные решения, и их реализацию в ходе строительства. Сейсмологи предоставляют строителям исходные данные для проектирования в виде акселерограмм ожидаемого движения грунта. Проектные организации используют их для разработки антисейсмических мер, которые обеспечат безопасность зданий и сооружений. На мой взгляд, это наиболее перспективное направление для защиты населения, потому что плохо себе представляю ситуации, когда вся надежда на прогноз с эвакуацией. Например, если в проекте не учтены сейсмические воздействия на атомную станцию или химический завод, то все равно будет катастрофа. Эвакуация не решит проблему.

— Но что делать с застройкой, не рассчитанной на определенную сейсмичность, с историческими зданиями?

— Тут сложная ситуация. И вопрос о том, строить новое или укреплять и модернизировать старое, не такой однозначный. Конечно, вы не можете сказать: «Мы неправильно рассчитали все проекты, все дома, построенные не на ту сейсмичность, мы снесем и построим с нуля». Практически такое реализовать невозможно. Иногда предлагается пойти по пути антисейсмического усиления существующих зданий. Но меры по антисейсмическому усилению стоят очень недешево. Кроме того, сложно все рассчитать таким образом, чтобы укрепить слабые узлы, не навредив всему остальному. Непонятно, что делать с культурным наследием, уникальными историческими зданиями. Антисейсмические мероприятия могут погубить их. Так что боюсь, и тут простых решений нет.

— Что можно предпринять для защиты регионов, где землетрясения будут снова и снова происходить?

— Правильно оценивать ожидаемые воздействия, потому что фраза «будут происходить землетрясения» мало информативна, пока нет сведений, какой силы воздействия ждать и с какой повторяемостью. А дальше, имея адекватную оценку воздействий, правильно проектировать и качественно строить. Еще нужен контролирующий орган, который отслеживал, чтобы в этой цепочке не было бы сбоев. Мы не можем заменить нашу планету на другую, без землетрясений. Поэтому надо сосредоточить усилия на том, чтобы обеспечить безопасную жизнь через строительство, правильный учет возможных воздействий.

— Ужасают кадры из Турции, когда дома складываются внутрь буквально за считаные секунды. Почему все знают, что это опасный регион (граница трех тектонических плит), но всем все равно, надзорные органы закрывают глаза и поэтому так строят?

— Как правило, в полицию приходят ставить охранную сигнализацию после ограбления, хотя было бы разумнее делать заранее. С землетрясениями работает такой же человеческий фактор. Пока ничего не случилось, вроде бы и беспокоиться не о чем. И, конечно, нельзя не учитывать экономическую сторону проблемы — антисейсмическое строительство стоит дорого. Выбирая между потенциальной угрозой землетрясения (когда-то в абстрактном будущем, возможно, не при вашей жизни, может даже не при жизни ваших детей) и увеличением стоимости строительства дома или покупки квартиры минимум в два раза — что вы выберете?

— Но тем не менее есть страны более прогрессивные с точки зрения контроля и научных изысканий на своих территориях, все-таки они достигают таких видимых результатов при наступлении катаклизмов. Например, Япония?

— Это отчасти справедливо только для последних десятилетий. Токийское землетрясения 1923 года — одна из самых крупных катастроф в истории сейсмологии (Официальное число погибших — 174 000, еще 542 000 числятся пропавшими без вести, свыше миллиона человек остались без крова. Ущерб от землетрясения Канто оценивается в $4,5 млрд, что составляло на тот момент два годовых бюджета страны. — Forbes Life). Технологическое преимущество не сильно помогло японцам при аварии на АЭС в Фукусиме в 2011 году. Даже если оставить эту аварию как особый случай техногенной катастрофы, можно вспомнить землетрясение в 1995 году в Кобе магнитудой 7,3. По некоторым данным, было разрушено около 200 000 зданий. Но, безусловно, есть определенная тенденция. Чем богаче и технологически более развита страна, тем выше материальные потери, тем меньше человеческих жертв, дорогостоящее качественное жилье не складывается как карточные домики старой застройки — разумеется, если говорить об одинаковой силе воздействия.

— Если мы говорим о России и о постсоветском пространстве, застройка, которая была еще во времена СССР,  отвечала достаточно жестким критериям. Что-то изменилось?

— Дело в том, что современные нормативы не менее жесткие и даже наоборот. Как говорил мой научный руководитель, профессор Николай Виссарионович Шебалин, который участвовал в построении карт сейсмического районирования, «со временем все карты краснеют» — красным закрашиваются более опасные территории. Другое дело, что в СССР строительство контролировалось государством, застройка шла централизованно. Проще было контролировать качество, и было проще вести весь процесс от начала до конца.

— Опасности, которые стоят особняком, — это потенциальные повреждения АЭС при сейсмической активности, утечки радиации. Как изменилась безопасность после аварии на Фукусиме?

— В самой методике исследования сейсмической опасности мало что изменилось. И до Фукусимы рекомендовалось придерживаться консервативного подхода, т. е. сомнения трактовать в пользу большей опасности. Но теперь предлагается добавлять больший запас прочности, 40% к тому, что получается в расчетах.

— В турецкой провинции Мерсин на финальном этапе строительства находится АЭС «Аккую», которую строит Росатом. Оправдано строительство атомных станций в сейсмоопасном регионе?

— В свое время наш институт привлекали к оценке сейсмической опасности «Аккую». Ожидаемые сейсмические воздействия, заложенные в проект, почти на два порядка превышают те воздействия, которые зарегистрированы на площадке от землетрясения 6 февраля. Так что происшедшее землетрясение вовсе не требует пересмотра оценок сейсмической опасности площадки АЭС. Есть страны, где невозможно выбрать место, которое вообще никогда не будет подвержено землетрясениям. Конечно, речь не идет о таких катастрофических землетрясениях, как недавнее сейсмическое событие в Турции. Нельзя перестать жить где-то, потому что там происходят землетрясения. Вопрос в том, как обеспечить безопасность, а не прятать голову в песок.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

В декабре 1908 года биолог Сергей Чахотин отходил ко сну в итальянской Мессине, где работал директором лаборатории. Внезапно кровать заходила ходуном, стёкла вылетели, а пол начал куда-то проваливаться. Ближайшие полсуток он провёл погребённым под развалинами собственного дома.

Землетрясение 1908 года стало одним из самых разрушительных в европейской истории. По шкале интенсивности Меркалли оно достигло 11 баллов, более разрушительные толчки в природе бывают крайне редко. Его вызвало трение плит земной коры между островом Сицилия и материковой Италией.

Жители городов южной Италии ничего не знали о плитах, зато на себе испытали, что происходит, когда они наползают друг на друга. Ближе всего к эпицентру оказался город Мессина на Сицилии. В течение 37 секунд он испытал три разрушительных толчка. По словам одних выживших, звуки сотрясения напоминали взрыв множества бомб, другие услышали грохот и свист, как от несущегося по туннелю поезда.

В ночное время люди мирно спали в своих домах. Из-за этого эффект землетрясения был особенно страшным. Десятки тысяч людей завалило обломками прямо в собственных кроватях. Минут через десять на Мессину обрушилось вызванное сотрясением цунами — двенадцатиметровая волна пронеслась по берегу, сокрушая редкие уцелевшие здания и затягивая людей, которые спасались на набережной в надежде, что там их не раздавит обломками.

По счастливой случайности неподалеку от Мессины находились на учениях корабли русского флота — броненосцы «Цесаревич» и «Слава» и крейсеры «Богатырь» и «Адмирал Макаров». Адмирал Владимир Литвинов немедленно устремился к Мессине и организовал спасательную операцию.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

90% зданий рухнуло. В гавани плавали обломки кораблей и человеческие тела. Навстречу спасателям выходили обезумевшие, израненные люди. Русские развернули полевой госпиталь и послали в развалины матросские команды, чтобы разбирать завалы. Тем временем к Мессине подходили корабли из Англии, США, Германии, Франции. Международная спасательная операция длилась несколько дней. Моряки вытаскивали людей из-под обломков, иногда, наоборот, снимали с верхотуры — скажем, боцман Игольников снял женщину с ребёнком с третьего этажа, где они прятались в дверном проёме стены, оставшейся стоять в пустоте.

Вся Италия титаническими усилиями старалась облегчить жизнь несчастных. В городе погибли почти все врачи, полицейские и военные, большинство чиновников; были выведены из строя водопровод, телеграф, станция. Всего погибли до 80 тысяч человек.

В течение нескольких лет на руинах построили новый город Мессина. Многие жители к тому моменту разъехались по Сицилии, а значительная часть даже эмигрировала в США. Нет ничего более постоянного, чем временные решения: деревянные бараки, которые построили после землетрясения в качестве временного пристанища для пострадавших, сохранились — и в некоторых из них до сих пор живут люди. А в городе в наши дни стоит памятник русским морякам – «героям милосердия и самопожертвования», как гласит надпись на постаменте.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Шэньси — живописная провинция в центре Китая, в бассейне Хуанхэ. Она относится к числу очень давно и хорошо освоенных областей. Хотя само название области вы могли и не слышать, все слышали о «Терракотовой армии» — гигантском войске статуй воинов и лошадей, охраняющих мавзолей императора Цинь Шихуанди. Мавзолей находится именно в провинции Шэньси.

Но в середине XVI века местным жителям было не до древних захоронений. Судя по записям в хрониках, землетрясение оказалось исключительно мощным. «Горы и реки поменялись местами», ландшафт катастрофически изменился. А главное — погибло колоссальное количество людей.

Массовые жертвы были связаны с одним нетривиальным обстоятельством. Дело в том, что землетрясение ударило по так называемому Лёссовому плато. Лёсс — это илистая порода, она очень хорошо поддаётся земляным работам, а рельеф здесь сложный, со множеством холмов и расселин. В силу всех этих обстоятельств традиционный вид жилья в тех краях — это так называемый яодун, искусственная пещера.

В склонах холмов создаются этакие «хоббичьи норы», а там, где нет склона, в земле просто сооружают квадратную яму, которая становится двором, и сооружают пещеры в лёссе вокруг. Звучит экзотично, но в таких землянках отличная шумо- и теплоизоляция, а учитывая, что крестьянин в те времена (как и всегда) — человек обычно небогатый, они для той местности очень практичны, и довольно много народу живёт в таких домах и в наше время. Сейчас, конечно, туда подведены электричество и коммуникации. Только в конкретных обстоятельствах XVI века эти дома убили своих хозяев.

Дело в том, что землетрясение оказалось очень мощным и вызвало множество оползней в холмах. Поскольку землетрясение, как и в Мессине, случилось ночью, люди в большинстве своём мирно спали. Сотни деревень завалило в полном составе без малейшего шанса выбраться — если из-под обломков обычной хижины ловкий и/или везучий человек может вылезти, то, когда обрушивается яодун, на тех, кто внутри, в буквальном смысле падает гора. Даже здания на поверхности зачастую просто оседали глубоко в почву. А на тех, кого завалило на поверхности, обрушились сели, довершая катастрофу.

Считается, что землетрясение в Шэньси убило более ста тысяч человек. К тому же Китай тех времён уже был очень густонаселённой страной, и, чтобы просто прокормить уезды, требовалась слаженная работа на полях и ирригационных сооружениях. После такой катастрофы государство на время оказалось парализовано, и люди массово разбегались либо умирали от голода и болезней. К тому же выживших ещё не раз настигали новые толчки — не столь мощные, но достаточно сильные, чтобы доломать уже повреждённые здания. Всего, как считается, провинция недосчиталась 800 000 человек, из которых погибли не все (кто-то добрался до иных земель), но очень многие. Землетрясение в Шэньси вышло, без преувеличения, уникальным по размаху и числу жертв. Особенно если вспомнить, что речь идёт о XVI веке.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Крупных природных катастроф много, но не о каждой можно сказать, что она оставила значимый след в культуре и общественной мысли. Великое Лиссабонское землетрясение относится именно к таким. Португалия в середине XVIII века была уже не той могущественной империей, которая парой столетий раньше делила мир. Но Лиссабон всё ещё был славной столицей, мегаполисом, центром грандиозной державы.

Субботним утром 1 ноября в городе был праздник — День всех святых. Утро было тёплым и ясным, богатый и большой город шумел в ожидании торжеств. Никто в толпе, гуляющей по городу, понятия не имел, что в 250 километрах на юго-запад от гавани Лиссабона в Атлантическом океане гигантские массивы земли на дне сталкиваются и наваливаются один на другой. В десятом часу утра разразился ад. Земля заходила, каменные здания раскачивались как деревья под ветром. Толчки беспрерывно продолжались аж семь минут.

Лиссабон был (и остаётся) типичным для Европы городом с очень плотной, по нашим меркам, каменной застройкой. Теперь всё это валилось на людей. Церкви были полны народу по случаю праздника, и выбраться, когда они начинали складываться, удавалось мало кому.

Кто мог, те бросились к набережной. Там по крайней мере не убивало падающими кусками черепицы, обломками балконов и стен. И тогда в гавань пришла волна. Кусок набережной обрушился в океан, а город захлестнуло, швыряя на берег корабли и тех, кто прибежал к воде.

Людей убивала земля, их убивала вода, и оставался ещё огонь. В Лиссабоне из-за массовых разрушений начались пожары. Освещение и отопление в те времена — это огонь, от свечей до очагов. Пожары, разумеется, никто не тушил, и гореть вскоре начало всё, что могло. В Королевской библиотеке сгорело 18 тысяч томов, там же погибла масса шедевров живописи, и, конечно, массово гибли люди.

Лиссабоном катастрофа не исчерпывалась — цунами разорило прибрежные города, толчки ощущали на огромном расстоянии от эпицентра. Погибли десятки тысяч людей. Однако для живых ничего ещё не закончилось. В роли спасителя выступил маркиз де Помбал — ключевой сановник Португалии, человек, в своё время вытащивший себя из бедности и безвестности, решительный и мужественный интеллектуал.

Де Помбал развернул кипучую деятельность по ликвидации последствий катастрофы — хоронили мёртвых, налаживали поставки продовольствия, мародёров без долгих разговоров вешали, улицы расчищались от обломков. Город перестраивали заново. Сам де Помбал обозначил свою программу предельно лаконично: «Похоронить мёртвых, накормить живых». Оба пункта он исполнил неукоснительно.

Пока португальцы мучительно собирали из кусков свою столицу, европейский интеллектуальный мир гудел. Мыслители XVIII века пытались осмыслить чудовищный парадокс — был опустошён образцовый христианский город, который совсем уж не походил на цитадель порока. Размышления о том, как всеблагой Бог допускает такие ужасы, мрачные мысли о будущем, которое может быть разгромлено в один момент, — всё это породило долгую сложную полемику. «Кандид» Вольтера, где высмеивается концепция «Всё к лучшему в лучшем из миров», был написан в огромной степени по следам катастрофы, и впоследствии к теме разрушения Лиссабона обращались и историки, и философы, и писатели.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

К 1988 году Советский Союз уже распадался. Однако на излёте собственного существования разваливающаяся страна успела дать образцы единения в борьбе с общей бедой. 7 декабря армянский городок Спитак был снесён почти до основания мощнейшим полуминутным землетрясением. Землетрясение шло волнами — один из выживших позднее рассказывал, что пытался удержаться на ногах, как будто прыгая со скакалкой. Другой мужчина стоял на четвереньках, а рядом, как конь, прыгал грузовик.

Толчки продолжались недолго. Но к концу их Спитак, Ленинакан, ещё два городка, множество сёл и деревенек лежали в руинах. Под завалами остались больницы и врачи, пожарные части и сами пожарные. Однако на помощь Спитаку пришла, без преувеличения, вся страна.

Колоссальными усилиями удалось восстановить способность аэропорта Ленинакана принимать самолёты. С этого момента ключевым для спасения погибающих стал воздушный мост. Самолётами перебрасывали пожарных отовсюду — из Армении, соседней Грузии, из России. Из-под Мурманска на Армянскую АЭС выехал десант опытных атомщиков для контроля над ситуацией — ядерщики не допустили ухода реактора вразнос и предотвратили возможную аварию. Другая несостоявшаяся беда — это эпидемия: санитарные отряды со всех концов страны наладили контроль за качеством воды, массовые прививки и прочие неотложные мероприятия.

В это время на руинах работали спасатели — и штатные, и волонтёры. Штаб по ликвидации последствий землетрясения во главе с Николаем Рыжковым — председателем Совмина СССР — работал на износ. Точно так же безостановочно пахали рядовые спасатели. Военные давали массу, но среди волонтёров было много людей, которые представляли огромную ценность при работах, так, очень пригодился опыт группы добровольцев-альпинистов, а квалификация отряда горноспасателей из Донбасса вообще оказалась бесценной.

Последствия землетрясения были ужасающими. Погибло около 25 тысяч человек. Однако благодаря колоссальным всеобщим усилиям это число не оказалось ещё больше. Спитак стал настоящим «нацпроектом» позднего СССР — в ликвидации последствий участвовало более 72 тысяч солдат и гражданских, не считая местного населения. И если само землетрясение стало грандиозной трагедией, то операция по ликвидации его последствий — по-настоящему светлое пятно в истории той страны, которой больше нет.

Комментариев

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Для комментирования авторизуйтесь!

Первые тревожные прогнозы о возможном землетрясении в Турции появились ещё в середине 2021 года, то есть полтора года назад, рассказал Лайфу старший научный сотрудник Института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН (ИТПЗ), доктор физико-математических наук Владимир Кособоков.

Ранее его коллеги сообщили на пресс-конференции, что в январе 2023 года институт выпустил очередной регулярный прогноз. Он составляется дважды в год по специальному алгоритму М8, в нём указываются места вероятных подземных толчков магнитудой 8 и выше. Отмечается, что центральные и южные регионы Турции в этом прогнозе фигурировали. Владимир Кособоков заверил, что учёные постоянно обмениваются такой информацией с коллегами в разных странах.

— Эти прогнозы, как только они составляются, тут же рассылаются в 100–150 адресов по всему миру. В этом списке представлены и турецкие учёные. Но эта информация для учёных с просьбой о надлежащей конфиденциальности распространения таких прогнозов, — рассказал доктор физико-математических наук.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Возникает вопрос: почему же этой информацией не воспользовались, чтобы хоть как-то уменьшить тяжесть последствий бедствия? Но, как выясняется, это вопрос не к учёным, а к людям, которые принимают решения на руководящих постах, должны держать связь с учёными и таким образом контролировать ситуацию.

— Полностью избежать того масштаба бедствия, который сейчас наблюдается, наверное, вряд ли было возможно, но проведение мероприятий по проверке критических сооружений и учений для населения и служб гражданской обороны о том, как себя вести в подобных ситуациях, могло бы уменьшить последствия, сократить количество жертв, — уверен Владимир Кособоков.

Критериев для объявления эвакуации людей в прогнозах землетрясений не существует, объяснил доктор наук. По его словам, есть только системы раннего предупреждения, но они работают, когда землетрясение уже произошло, а ударная волна ещё не успела дойти до территории, где объявляется такое предупреждение. Но главная проблема не в этом, посетовал специалист ИТПЗ.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Не землетрясения убивают людей. Убивают дома, которые рушатся

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Архитектурные сооружения по всему миру возводят с учётом возможного землетрясения, объясняет учёный, но есть много вопросов к качеству этих расчётов. По словам Владимира Кособокова, в конце XX века архитекторы стали рассчитывать нужную прочность зданий на основе оценок вероятной силы подземных толчков в данном месте в выбранный период времени. Этот вероятностный подход, с его точки зрения, часто неверен.

— Эти оценки систематически оказываются ошибочными. Причём ошибка довольно большая. Практически все сильнейшие и самые смертоносные землетрясения происходят в районах, где указан неверный уровень сейсмической опасности на вероятностных картах. Он существенно занижен в местах, где катастрофические землетрясения возможны, и занижен на обширных территориях, где сильные землетрясения в принципе невозможны, — подчёркивает геофизик.

Если территория потенциально сейсмоопасна, это не значит, что там нельзя жить. Это значит, что там надо строить максимально прочные здания и сооружения, убеждён Владимир Кособоков.

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Учёный привёл в пример землетрясение 1989 года недалеко от Сан-Франциско. Тогда погибло более 60 человек, рухнуло 80 мостов, на несколько недель прекратилось движение автомобилей. Эпицентр бедствия находился вблизи разлома Сан-Андреас, который разделяет две литосферные плиты: Тихоокеанскую и Северо-Американскую. Тем не менее там благополучно живут люди. Но живут они в сейсмостойких, качественно построенных и, как правило, невысоких домах, пояснил учёный.

Турецко-сирийская трагедия начала февраля всколыхнула весь мир. Почему землетрясение имело столь сокрушительную силу и может ли оно повториться в других регионах мира? Мы собрали мнения ученых и выяснили, где находятся самые сейсмоопасные точки планеты, какие еще страны и города могут подвергнуться ударам разрушительной стихии, где в России сейсмологи прогнозируют возможность землетрясений в этом году и могут ли турецкие подземные толчки грозить последствиями для всего мира?

Турецко-сирийская трагедия

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

На фотографиях с дрона видны огромные разрушения, вызванные землетрясением в Сирии и Турции

Землетрясения февраля 2023 года с магнитудой 7.5-7.8 называют одними из самых мощных сейсмических событий, произошедших на территории Турции с 1939 года.

Толчки оказались настолько сильными, что их почувствовали на Северном Кипре, в Ливане, Палестине, Грузии, Армении и Абхазии. После первого землетрясения только в Турции произошло несколько десятков афтершоков, в том числе три с магнитудой от 6 и выше.

Сильно пострадали провинция Шанлыурфа и район Хатай, где произошел взрыв на газопроводе. Без крова остались более 3 миллионов человек, число погибших от землетрясения только в Турции достигло 30-ти тысяч человек, ранения разной степени тяжести получили около сотни тысяч.  Больше всего от разрушительной силы землетрясения пострадали Кахраманмараш (в городе практически не осталось ни одного целого здания),  Газиантеп (в том числе полностью разрушена одноименная историческая крепость)  и Малахия — одно из излюбленных мест отдыха российских туристов.

В Сирии сильно пострадали районы Латакия и Алеппо, погибли три тысячи  человек. Специалисты Департамента музеев Сирии заявили о повреждениях объекта всемирного наследии ООН — цитадели Алеппо.

Оказалось, что о предстоящем катаклизме было известно более чем за двое суток до трагедии.

Предупреждение о возможном землетрясении с примерной магнитудой 7.5 еще 3 февраля опубликовал в своем блоге нидерландский сейсмолог Фрэнк Хугербитс.  Правда, прогноз ученого не имел точной даты, да и указаны в нем были обширные территории юга и центра Турции, Сирия, Ливан и Иордания.

На своей странице в соцсети ученый написал: «Сейсмическая активность распространилась до Палестины. Ясно, что весь ближневосточный регион меняется».

Накануне трагедии эту информацию опубликовало турецкое издательство  «Sözcü».

Что говорят жители разных стран о турецком землетрясении

Подземные толчки ощущались в ряде провинций Сирии, грузинском Батуми, ливанском Бейруте, азербайджанском Баку, некоторых городах Израиля. Земное «эхо» докатилось даже до российского Сочи, показав балльность около 3, толчок магнитудой 4.5 произошел в море Лаптевых, в Аргентине — 4.7, на Кипре — 4.6, в Индонезии — 4.0, Сирии — 3.7, Пуэрто-Рико —3.6. Но, скорее всего, это были толчки, никак не связанные с турецкими землетрясениями.

Турция всегда была курортным оазисом, местом притяжения людей со всего мира. Многие наши соотечественники приобрели там недвижимость. И все они, так же, как и коренное население Турции, и их родственники, которые следят за событиями из других стран мира, замерли в ожидании новых подземных толчков.

Практически сразу после второго землетрясения телеканалу «Моя Планета» удалось связаться с нашей соотечественницей, уже более десяти лет живущей в турецкой Малахии.

— Это было ужасно, страшно, мы не могли понять, что произошло. При первых толчках некоторые соседи в панике пытались воспользоваться лифтом, стояла страшная давка, отовсюду раздавались крики, плач, многие, спасаясь, даже не успели захватить документы. Наш дом пока выстоял, мы смогли вернуться, но только за теплой одеждой, деньгами, документами и собрать пакет с продуктами. Вопрос проживания в доме остается открытым, пока его не обследуют на предмет возможного обрушения, — Елена, гражданка Турции.

3-бальные отголоски второго турецкого землетрясения докатились и до соседней Армении. По данным Спасательной службы МВД Армении, подземные толчки до 4 баллов ощущались в Ереване и на севере страны, в Гюмри. Как сообщил «Моей Планете» житель Еревана Карен Маркарян, в квартире «плясали люстры».

— Мы знаем, что наша страна стоит на нескольких разломах и считается сейсмически не очень безопасной.  Вспомните Ленинаканское землетрясение или недавнее, Мецаванское, которому вот сейчас, 13 февраля, год будет. Поэтому в общем-то каждый житель Армении предполагает, что когда-нибудь может оказаться над местом подземных толчков, — говорит житель Еревана Карен Маркарян.

Новороссийск  тоже подвергся природному катаклизму, но другого характера — шквалистому ветру, скорость которого достигала 36 метров в секунду. И некоторые отдыхающие в эти дни вблизи побережья Краснодарского края тут же связали погодную аномалию с землетрясением стран противоположного берега Черного моря. Порывы такой мощи действительно уже давно не накрывали Новороссийск. Однако, как заверили синоптики, с трагедией в Турции и Сирии шквалистый ветер не связан, и подобные аномальные ветра явление не столь редкое для этого региона, последнее  явление такой мощности зафиксировано в 2016 году.

— Да, слетал сегодня за хлебушком. МЧС заранее нас уведомило об урагане. Периодически в городе звучит сигнальная тревога,  предупреждая об усилении порывов. В нашем спальном районе фонарь танцует на ветру, летают даже мусорные контейнеры, стихия валит многолетние деревья. В 3 микрорайоне не выдержала стойка подачи воды и несколько домов остались без отопления. В части районов аварийные отключения электроэнергии из-за разрыва проводов. Пробка из большегрузов на въезде в город. Но не думаю, что это как-то связано с турецко-сирийским землетрясением. Это Норд-Ост все творит, северо-восточный мощный и холодный ветер, — говорит житель Новороссийска Виктор Ильчук.

Как возникают землетрясения?

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

На самом деле землетрясения происходят куда более часто, чем мы о них узнаем. Только вдумайтесь — около ста тысяч в год! Но, угрозу жизни человеку и постройкам представляют только некоторые из них: те, которые были спровоцированы значительными подвижками земной коры на небольшой глубине. Более-менее заметных землетрясений в год случается не более сотни.

Профессор Департамента мониторинга и освоения георесурсов Политехнического института Дальневосточного федерального университета, кандидат технических наук, Николай Шестаков объяснил как возникают землетрясения.

— Представим себе, что Земля — это сэндвич, состоящий из разных слоев. Самый верхний из них — земная кора, имеет небольшую толщину — приблизительно от десяти до ста километров, что ничтожно мало относительно радиуса Земли, равного 6371 километру. Земная кора разделена на фрагменты (плиты), и эти фрагменты находятся в постоянном движении относительно друг друга. Есть несколько типов взаимодействия плит. Где-то они сталкиваются — это зоны коллизии, там, как правило, растут горы, яркий пример Гималаи. Где-то плиты расходятся, пример — срединноокеанические хребты, рифтовая зона Байкала. А есть зоны субдукции, где при столкновении плит, одна «подныривает» под другую. У нас это Курило-Камчатский регион, самый сейсмоопасный в России. Там землетрясения происходят постоянно. Некоторые плиты движутся параллельно друг другу. Землетрясения происходят вдоль границ плит. Внутри плит землетрясения, если и происходят, то незначительные и крайне редко. Турция находится в зоне сложного взаимодействия сразу трех плит — Африканской, Анатолийской и Аравийской, — говорит профессор Николай Шестаков.

В свою очередь, литосферные плиты разбиты на более мелкие фрагменты — блоки, которые тоже взаимодействуют между собой. Границами плит и блоков являются разломы.

Сейчас в арсенале ученых есть разнообразные современные геодезические, сейсмические и геофизические приборы, методы математической обработки результатов инструментальных измерений. При помощи разнообразных инструментальных данных и с использованием компьютерных технологий ученые могут прогнозировать районы зарождения разрушительных землетрясений, их силу и интенсивность и даже время возникновения, хотя и весьма приблизительно. Российскими учеными из Института физики Земли РАН составлены специальные карты оценки сейсмического риска для всей территории России, которые обязательно учитываются при строительстве.

Российские ученые тесно сотрудничают иностранными коллегами, совместно изучая движения литосферных плит и блоков земной коры, изучая специфику сейсмической активности различных регионов и факторы, способствующие возникновению подземных толчков.

— Мы занимаемся фундаментальными исследованиями, которые, способствуют решению задачи успешного прогноза разрушительных землетрясений. В первую очередь мы изучаем современную геодинамическую активность северо-восточной Азии. Возможно, что в Турции такого огромного числа жертв можно было бы избежать, если бы здания были построены с учетом высокой сейсмической активности территории и соответствовали требованиям сейсмостойкого строительства, как, например, это делается в Японии. Серия землетрясений в префектуре Кумамото (о. Кюсю) в 2016 году, вызвавшие сопоставимый с турецкими землетрясениями макросейсмический эффект на поверхности, привели к несопоставимо меньшим жертвам и разрушениям. Несоблюдение норм сейсмостойкого строительства в п. Нефтегорск (север о. Сахалин) привели к трагедии 1995 года, когда погибло свыше двух тысяч человек. Теперь любое строительство в РФ обязательно ведется с учетом норм сейсмоопасности, — говорит Николай Шестаков.

История землетрясений

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Последствия землетрясения в Чили, 1960 год

Самым глубоким в истории стало землетрясение 2013 года в Охотском море, произошедшее у западного побережья полуострова Камчатка, в 560 км к западу от Петропавловска-Камчатского. Его эпицентр находился на глубине более 600 километров.

Наивысшая магнитуда 9.5 была зафиксирована в мае 1960-го года в чилийском городе Вальдивия. Тогда земные подвижки вызвали разрушительное цунами, докатившееся до берегов Филиппин и Японии.

А самым смертоносным оказалось землетрясение 500-летней давности., которое случилось в 1556 году в китайской провинции Шэньси и унесло жизни почти миллиона человек.

Сейсмоактивные зоны мира. Дрожь Земли

Самыми сейсмически опасными в мире признаны территории Японии, Чили, Мексики, Филиппин. Это связано с тем, что через них проходят самые крупные на Земле пояса землетрясений — Средиземноморский и Тихоокеанский.

Только в дни землетрясений в Турции и Сирии, с 6 по 7 февраля, в Средиземноморском регионе произошло более 540 землетрясений. Сведения об этом опубликовал Евро-Средиземноморский сейсмологический центр  (EMSC).

Неделей раньше, 28 января землетрясение магнитудой 5,9 было зафиксировано на северо-западе Ирана в 34 километрах к юго-востоку от города Хой.

Начало этого года вообще стало рекордным по землетрясениям. Толчки с магнитудой 4.1 произошли в центральной Италии у Адриатического побережья,  с магнитудой  7.6 и 4.7 — у берегов Индонезии и в 20 километрах от албанской Тираны. А землетрясение у берегов Вануату с магнитудой 7, произошедшее на более чем 27-километровой глубине, чуть не стало причиной другого разрушительного явления — цунами.

Почему Турцию трясет

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Крупнейшие активные системы разломов Ближнего Востока: Северо-Анатолийская и Восточно-Анатолийская

Как правило, землетрясения происходят вблизи границ литосферных плит и активных разломов. Особо сейсмоопасной зоной Турции признан район Северо-Анатолийского разлома. Он проходит от Измита до озера Ван, расположенного на границе с Ираном, Грузией и Арменией. Практически все густонаселенные города Турции расположены на северной границе Анатолийской плиты, к которой примыкают Аравийская и Африканская плиты. А наиболее безопасными в плане землетрясений считаются  города Эгейского побережья Чешме и Мерсин, которые стоят на монолитном участке. Но, это скорее исключение, чем правило, сейсмическим толчкам подвержена практически вся территория Турции. Ежегодно в этом регионе  сейсмологи регистрируют не менее 15 тысяч землетрясений.

—  В Турции с 1975 года произошло 397 землетрясений магнитудой больше 5. К юго-востоку от Стамбула также происходят достаточно сильные землетрясения. Распределение сейсмичности на территории Турции неравномерно, в основном, очаги землетрясений концентрируется у границ плит и блоков. Например, Измитское землетрясение 17 августа 1999 года с магнитудой 7.6, произошедшее всего в 80 км к юго-востоку от Стамбула на глубине около 17 км, по самым скромным оценкам, унесло жизни более 17 тысяч человек и вызвало цунами. Сила землетрясения зависит от многих факторов. В частности от глубины очага. Чем ближе к поверхности он находится, тем разрушительнее воздействие землетрясения. И здесь очень важно не путать понятия магнитуда и балльность. Если совсем просто, то магнитуда  связана с выделившейся в очаге  энергией, а интенсивность, измеряемая в баллах, характеризует сейсмический эффект на поверхности. У нас, например, под Владивостоком на глубине от 300 до 700 километров регулярно происходят достаточно сильные землетрясения. Однако, никто их не ощущает, потому что сейсмическая энергия практически рассеивается пока доходит до поверхности, — говорит Николай Шестаков.

Учитывая достаточно большую магнитуду февральских землетрясений, произошедших на территории Турции, афтершоковая активность будет продолжаться в ближайшие недели и месяцы.

Трагично, что катастрофичный характер разрушений связан не только с масштабом самих сейсмических событий, но и в немалой степени с тем, что большинство зданий в густонаселенных районах были возведены много лет назад и не отвечают критериям современного сейсмостойкого строительства. Эта работа в Турции ведется с 1999 года, после Измитского землетрясения, но темпы возведения сейсмически устойчивых зданий пока не достаточны.

Рhys.org со ссылкой на агентство «Франс-Пресс» назвало причины столь огромного количества жертв и разрушений стечением целого ряда обстоятельств. И это не только  слабая конструкция рухнувших зданий и расположение эпицентра землетрясения в густонаселенном районе, но и время события: 4 утра — часы самого глубокого сна.  По словам почетного научного сотрудника Британской геологической службы Роджера Муссона, спящие люди оказались в ловушке.  Причиной землетрясения послужил сдвиг между Аравийской и Анатолийскими тектоническими плитами,  длина сейсмического разрыва составила около 100 километров. Ученый отметил, что землетрясений подобной  разрушительной силы в месте Восточно-Анатолийского разлома не было уже более двух веков, проведя аналогию с землетрясением 13 августа 1822 года, толчки которого продолжались вплоть до июля следующего года. Пугающее сравнение.

РФ и ее сейсмоопасные зоны

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

От Калиниграда до Берингова моря сейсмически неблагополучными считаются 14 зон России. Наибольшей активностью обладают Курилы и Камчатка, которую тоже изрядно тряхнуло 6 февраля. За ними идут Командорские острова, Сахалин, горные районы Алтая, Кавказа и Станового хребта. Также толчки возможны на Урале, в Пермском крае и в районе полуострова Крым. Из всего списка возможных точек сейсмической активности, меньше всего землетрясениям подвержен Калининградский регион.

— Если говорить о том, возможно ли землетрясение в Крыму, то, посмотрев на карту сейсмической активности этого региона, можно с уверенностью сказать, что да, возможно, особенно на его  восточном побережье. Там только за последнее столетие (26 июня и 12 сентября 1927 года) произошло два достаточно сильных землетрясения на глубине около 15 километров, — отмечает Николай Шестаков.

Последствия землетрясений

Сейсмолог Рубен Татевосян о последствиях землетрясений

Оползень — одно из последствий землетрясений

Сейчас вокруг сирийско-турецкой трагедии раздувается огромное количество слухов и строится неимоверное число версий о якобы грядущих последствиях вселенского масштаба.

В их числе называют: цунами, сели, сходы лавин, повторные землетрясения в других точках мира и даже ураганы. Италия забила тревогу и чуть не объявила красный уровень опасности, ожидая мощное цунами, и уже готова была эвакуировать жителей приморских районов. Так, неужели землетрясения в Турции действительно могли стать катализатором цепной реакции катаклизмов?

— Все в масштабах не только Земли, но и Вселенной взаимосвязано, поэтому абсолютно исключать, что одно явление не повлечет за собой другое нельзя. Но, турецкое землетрясение — это, конечно, если не считать число жертв и разрушительную силу на поверхности, с точки зрения науки явление рядовое и, учитывая опыт подобных землетрясений, не грозит человечеству глобальной катастрофой. Говорить о том, что плита сдвинулась на 3, а согласно последним данным, на 10 метров, не совсем корректно. Речь идет только об очаге землетрясения, то есть месте, где начался (гипоцентр) и развивался сейсморазрыв. Эпицентр — это проекция гипоцентра на земную поверхность. Это же не вся плита проскочила на столько. Более того, литосферные плиты могут стремительно сдвинуться и на десятки и сотни метров в очагах землетрясений с магнитудой более 9 (например, Суматро-Андаманское землетрясение 2004 года или землетрясение Тохоку 2011 года), но это не говорит о приближающейся вселенской катастрофе. А что касается Италии — и у них не было особых причин для паники, так как землетрясение произошло на суше и крайне маловероятно смогло бы инициировать цунами, — комментирует Николай Шестаков.

Куда опаснее в данном случае другие последствия землетрясений: оползни, пожары, возникшие из-за обрыва путей электропередач или прорывов на нефте- и газопроводе, затопления в результате обрушения дамб, повреждения канализации, водоснабжения и транспортных магистралей.

Сейчас перед пострадавшими странами стоят первоочередные задачи — разбор завалов, операции по спасению и лечению людей и восстановление инфраструктуры. Причем, не просто по возможности быстро отстроить заново разрушенные землетрясениями города, но и возвести сейсмоустойчивые здания, во избежание повторения трагедии.

Города, ушедшие под воду

Тайфун, ураган и цунами — чем они отличаются?

Оцените статью
Землетрясения