В России произошло очередное землетрясение

Геофизики зафиксировали три землетрясения в районе поселка Усть-Камчатск. Об этом в среду, 15 февраля, сообщили в Камчатском филиале Геофизической службы РАН.

Первый подземный толчок магнитудой 4,8 зафиксировали в 23:34 по московскому времени. Очаг землетрясения находился в 140 километрах от Усть-Камчатска. Второе землетрясение магнитудой 5,8 было установлено в 3:09 по московскому времени в 40 километрах от поселка. Третий толчок магнитудой 4,7 случился в 8:06 по московскому времени в 202 километрах от Усть-Камчатска, говорится в сообщении.

Продолжение истории после рекламы

Накануне турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что число погибших в Турции в результате землетрясения выросло до 35 418 человек. Землетрясение 6 февраля по числу жертв стало самой разрушительной природной катастрофой в истории страны, превзойдя землетрясение 1939 года.

Сирийский министр здравоохранения Хасан Мухаммед аль-Габаш в свою очередь сообщил, что окончательное число погибших из-за землетрясения на подконтрольных сирийскому правительству территориях достигло 1414 человек. Эти данные не включают в себя статистику с неподконтрольных Дамаску территорий.

Там уточнили, что землетрясение произошло в 15:09 по местному времени (6:09 мск). Его очаг находился в 42 километрах северо-восточнее поселка Усть-Камчатск. Подземные толчки ощущались в отдельных районах Усть-Камчатска силой до 3 баллов.

13 февраля землетрясение произошло в акватории Тихого океана у Курильских островов. Его магнитуда составила 5,5, а эпицентр находился в 682 километрах восточнее Южно-Сахалинска, в 23 километрах южнее юго-западной оконечности острова Симуши. До этого 7 февраля землетрясение произошло в Тихом океане у Курильских островов — его магнитуда составила 5,8, подземные толчки ощутили жители Камчатки.

6 февраля в Турции произошло мощнейшее с 1939 года землетрясение. Эпицентром катаклизма стал район в провинции Кахраманмараш на юге страны. По последним данным, погибли 35 418 человек. Толчки от землетрясения в Турции ощущались как минимум в шести странах и нанесли ущерб Сирии.

Землетрясения:  Мониторинг йеллоустонского вулкана онлайн

По словам академика РАН Александра Горшкова, землетрясение, сопоставимое по масштабам с ЧП в Турции, может однажды произойти в Крыму, поскольку регион входит в тот же сейсмический пояс. Академик разъяснил, что полуостров входит в Альпийско-Гималайский пояс.

Эйидоган заявил, что нынешнее землетрясение стало результатов накопления энергии и сдвигов, происходивших в течение примерно 300 лет.

«Как правило, плита сдвигается на один сантиметр в год, а здесь мы имеем сдвиг на три метра, а образовавшийся разлом протянулся минимум на 250 километров. Повторное землетрясение такой же магнитуды в Кахраманмараше исключено», — подчеркнул он.

Ученый добавил, что такие землетрясения пока нельзя спрогнозировать с точностью до минуты или хотя бы дня.

«Однако мы предрекали, что в зоне, где уже 300 лет накапливается энергия и идет движение двух плит, произойдет землетрясение, этот регион отмечен в картах как один из опасных», — сказал Эйидоган.

Несмотря на это, в регионе росло население, а подготовительные мероприятия на случай землетрясения не проводились в достаточном объеме.

В ночь на 6 февраля землетрясение магнитудой 7,4-7,8 произошло на юге Турции. Оно затронуло Сирию и чуть меньше — Кипр, Ливан и Ирак. Еще одно землетрясение магнитудой 7,7 зафиксировали днем 6 февраля в центральной части Турции.

Спустя девять дней после землетрясения общее количество жертв в Турции и Сирии превысило 40 тыс. человек.

Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) опасаются, что окончательное число жертв может удвоиться. В ООН заявляют, что более 800 тыс. человек из-за землетрясений лишены полноценного питания, запасы продовольствия в обеих странах на исходе, в дефиците нижнее белье, палатки и одеяла.

Рассказываем, в каких регионах России могут произойти землетрясения

Так, землетрясение магнитудой 5,3 произошло у берегов Камчатского края. Об этом сообщили в региональном управлении МЧС. Подземные толчки ощущались в отдельных районах Усть-Камчатска силой до 3 баллов. Кроме этого, 13 февраля землетрясение произошло в акватории Тихого океана недалеко от Курильских островов.

MSK1.RU узнал у директора Института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН Петра Шебалина о самых сейсмически опасных и безопасных районах России. Показываем на карте.

По словам эксперта, в наибольшей опасности находится восточная часть России. Именно там в последнее время зафиксированы сейсмические толчки.

— Прежде всего, сейсмически опасные районы в России — это Курильские острова и Камчатка. Кроме этого, Байкал и Забайкалье, Южный Сахалин, а также Якутия. В густонаселенных городах, которые находятся возле Байкала, могут быть подобные ситуации. Катаклизмы могут случиться и на Северном Кавказе или Крыму.

А вот жителям центральной части России повезло больше. По словам сейсмолога, регионы, которые находятся рядом с Москвой и Санкт-Петербургом, вряд ли коснутся землетрясения.

— Землетрясение вряд ли коснется Москву и Московскую область. Даже отголоски дальних и сильных землетрясений. Например, Охотоморское землетрясение на Камчатке в столице ощущалось, но разрушений не было. Центральная Россия, где проходит Европейская платформа, более-менее устойчивая, — рассказал директор Института теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН Петр Шебалин.

  • корреспондент MSK1.RU отправилась в один из самых разрушенных после землетрясений городов Турции и своими глазами увидела масштабы катастрофы;
  • под завалами в Турции нашли семью россиян. Ирина вместе с мужем Аталаем и двумя сыновьями погибли из-за землетрясений. Они должны были уехать пораньше в Россию, но не успели из-за болезни ребенка;
  • о том, что сейчас происходит в Турции, мы рассказываем в нашей онлайн-трансляции.

Землетрясение произошло ночью, люди в панике покидали дома

Сегодня рано утром в Турции произошло сильное землетрясение. Подземные толчки ощущались в Стамбуле, Анкаре и близлежащих провинциях: Коджаэли, Сакарья, Биледжик Зонгулдак, Бурсе и даже в популярном у российских туристов Измире.

Эпицентром стал район Гёльяка в провинции Дюздже, в 04:08 по местному времени была зафиксирована магнитуда землетрясения 5,9.

Эпицентр землетрясения был довольно далеко от Стамбула

На месте происшествия работают пожарные и сотрудники МЧС. Уже сообщается о 50 раненых, 1 человек — в тяжелом состоянии. Большинство жителей пострадавших провинций проснулись посреди ночи и выбежали на улицы, возникла паника.

Очевидцы рассказывают, что в домах дрожали люстры, из шкафов выпадали вещи и посуда. Момент подземных толчков попал и на видео — они застали съемочную группу турецкого канала TGRT во время прямого эфира.

Некоторые здания серьезно пострадали

О пострадавших россиянах не сообщается, однако в русскоязычных группах в соцсетях соотечественники, живущие в Стамбуле, делятся эмоциями о случившемся.

— У меня трясся большой тяжелый шкаф, и стук был слышен сверху, — пишет Gul Miray, живущая в стамбульском районе Кяытхане.

— Кяытхане. Даже не почувствовали. На тумбочке стоят капли в нос, даже на миллиметр не сдвинулся пузырек, — комментирует Ольга.

— Эсенюрт, Аквелер, высотка. Потрясло, проснулся в районе 04:30, хорошо, что в одежде спал. Только ботинки и куртку надел — и на выход. Вот тебе и учения (в Турции 12 ноября проводились учения по действиям при землетрясении. — Прим. ред.). Первый опыт. Надо собрать тревожный набор, чтобы всегда был под рукой, — советует Dmitry K.

— Я подскочила от того, что кровать стала качаться, как лодка на волнах, — рассказала Djemka Yu.

— На Фатих почувствовала сильно — проснулась от того, что меня трясло в кровати. Переоделась и теперь боюсь ложиться. Соседи некоторые повыходили на улицу. Как теперь спать-то? — переживает Tina Istanbul.

— А что, в Турции землетрясения никак не предсказывают? — удивляется Вячеслав.

— Вышли, попили чая, пообщались, два толчка после прошло, и все пошли по квартирам, — рассказала Happy.

В городе Эрзинь на юго-востоке Турции в результате землетрясений 6 февраля никто пострадал и ни одно здание не рухнуло, рассказал мэр города Оккеш Эльмасоглу телеканалу Nasl Bir Ekonomi TV. Город расположен в провинции Хатай, одной из самых пострадавших от землетрясения. Градоначальник, избранный в 2019 году, утверждает, что обойтись без жертв и разрушений удалось благодаря тому, что он запрещал любые нарушения стандартов строительства.

«У меня есть четкие представления в этом вопросе — никакого незаконного строительства. Разумеется, люди всегда находят способ строить без разрешения и надзора. Но даже если невозможно предотвратить это на 100%, можно сократить размах. Я не пошел на компромисс, и это стоило мне ссоры со множеством людей. Зато моя совесть чиста»,— сказал господин Эльмасоглу (цитата по CentralAsia).

По словам мэра, в городе все же повреждены несколько зданий. При этом находящиеся поблизости поселения серьезно пострадали. В частности, по информации Haberturk, в административном центре провинции Хатай, городе Антакья рухнуло по меньшей мере 2749 домов.

Господин Эльмасоглу был избран мэром весной 2019 года от оппозиционной Республиканской народной партии. Как сообщает турецкое издание Diken со ссылкой на местных жителей, большинство зданий в городе не превышают четырех этажей и были построены более четырех лет назад, еще до избрания Оккеша Эльмасоглу.

Эрзин — город на юго-востоке Турции, расположенный в провинции Хатай. По данным на 2021 год, его население составляло 31,7 тыс. человек, а с учетом жителей агломерации — 41,6 тыс. Экономика города основана на сельском хозяйстве, а его основным источником дохода является производство цитрусовых.

Ночью 6 февраля в Турции произошло землетрясение магнитудой 7,8, в тот же день произошло еще несколько подземных толчков магнитудой 7,7. По последним данным властей, число жертв достигло 31 643 человек. В Сирии, которую также затронуло бедствие, по оценкам ВОЗ, погибло 8,5 тыс. человек.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжает посещать районы, затронутые землетрясением. Везде он не перестает говорить о роли государства в устранении последствий землетрясения и при этом подчеркивает недопустимость политизации этой темы. Лидеры оппозиции также посещают пострадавшие регионы и критикуют действующего президента. В частности, лидер Республиканской народной партии Кемаль Кылычдароглу заявил, что ответственность за масштабы трагедии лежит на лидере государства и возглавляемой им Партии справедливости и развития.

Подробнее о том, как землетрясение повлияло на внутриполитическую обстановку Турции, читайте в материале «Землетрясение раскачало оппозицию».

Землетрясение магнитудой 7,8 произошло возле города Газиантеп с населением больше 1 млн человек на юге Турции. По данным Европейско-Средиземноморского сейсмологического центра, эпицентр находился в 37 км от населенного пункта на глубине 10 км. После первого землетрясения только в Турции произошло 32 афтершока, в том числе шесть магнитудой выше 6. Также известно о землетрясениях в сирийских провинциях. В нескольких турецких и сирийских городах обрушились десятки домов, больше 170 человек погибли и сотни пострадали.

Первое землетрясение, по данным Европейско-Средиземноморского сейсмологического центра, произошло в 4:17 мск. Спустя примерно десять минут был зафиксирован еще один толчок магнитудой 6,3, очаг находился в 37 км от города Османие (больше 200 тыс. человек, юг Турции) на глубине 10 км.

Турецкое Управление по чрезвычайным ситуациям приводит другие данные. По его наблюдениям, землетрясение магнитудой 7,4 произошло в 4:17 районе Пазарджик в провинции Кахраманмараш (около 400 тыс. человек, юго-восток Турции) на глубине 7 км. Подземные толчки ощущались в нескольких регионах — Адане, Анкаре, Анталье, Газиантепе, Кайсери, Мерсине, Трабзоне, Урфе.

В общей сложности в Турции, по предварительным данным, погибли 76 человек, 440 пострадали, сообщило управление по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. В Сирии найдены тела более 100 человек, передает «Аль-Хадас».

О каких последствиях землетрясения известно:

  • в провинции Османие не меньше пяти человек погибли, обрушились 34 здания;
  • в провинции Шанлыурфа обрушилось не менее 16 домов, известно о 18 погибших и 67 пострадавших;
  • в провинции Диярбакыр обрушилось семь зданий, шесть человек погибли, 79 получили ранения;
  • в городе Адана обрушился 17-этажный дом;
  • в провинции Малатья обрушилось 140 зданий, погибли 23 человека, 420 получили травмы.

В сирийском городе Хама обрушился восьмиэтажный дом. Спасатели разбирают завалы. По данным агентства SANA, также есть разрушения в Латакии. Телеканал «Сурия» передает о множестве разрушенных домов в районах Алеппо, включая Фардус, Салахетдин и Бустан аль-Каср.

Сообщается о разрушениях и в других турецких и сирийских городах. Подземные толчки ощущались в других странах, в том числе в Ливане и на армяно-грузинской границе.

В Турции объявлен самый высокий уровень тревоги, сообщил глава МВД Сулейман Сойлу. В пострадавшие регионы направлены спасатели. О землетрясениях сообщили президенту Реджепу Тайипу Эрдогану.

Корреспондент MSK1.RU Анна Голубницкая рассказала о своей поездке в разрушенный во время землетрясения турецкий город Адана

Утром 6 февраля случилось небывалое не только по силе, но и по масштабу землетрясение — пострадали десять провинций Турции. На огромной площади стерты с лица земли тысячи зданий, сотни тысяч людей не могут вернуться в свои дома, десятки тысяч погибли.

За тем, что там происходило на юго-востоке Турции, внимательно следила корреспондент MSK1.RU Анна Голубницкая, которая побывала в Адане — одном из пострадавших во время катастрофы городов. Она эмоционально рассказала об увиденном в своей колонке.

Ну землетрясение и землетрясение, не впервой, подумала я в то утро. Пережили недавно, и это переживем. Однако уже к обеду масштабы бедствия стали прорисовываться с ужасающей четкостью. Магнитуда 7,7, сотни разрушенных домов, раненые, погибшие. Огромная территория — 10 провинций, где сейчас холодно, а в квартирах — высокая плотность жильцов.

Рассказываю о предстоящей командировке сестре, а она ударяется в слезы: «А что я буду делать, если ты не вернешься?» Переживает, что я еду туда, где опасно, где за день произошло два серьезных землетрясения и толчки продолжаются.

Девочки из русскоязычного чата откликаются на призыв о помощи — и собирают теплых вещей для пострадавших столько, что еле влезает в огромную спортивную сумку. Она неподъемная, и в обычное время здравый ум подсказал бы мне не ввязываться в это — надорвешься. Однако внутри такая уверенность, что всё пройдет легко. Так и выходит. В аэропорту на парковке пробегает мужичок с тележкой, перекладывает чемоданы в свой багажник, а потом отвозит мои сумки на этой тележке сквозь сугробы до входа в аэропорт: Стамбул — город, где я живу, замело, полметра мокрого снега чавкают под колесами и ботинками.

Место сбора добровольцев

На стойке регистрации сотрудник пристально смотрит на меня, мою сумку и два распухших пакета с теплыми куртками, маленькую сумку с ноутом, пункт прибытия. Весы показывают какую-то астрономическую цифру, за которую сейчас придется платить, однако он считывает ситуацию, взглядом спрашивает, и я так же невербально подтверждаю: да, я лечу в зону бедствия, а в сумке — гуманитарная помощь. Он едва заметно кивает головой, молча нажимает кнопку, и огромная сумка уплывает в недра аэропорта. «Счастливого пути», — понимающе улыбается он, и в этой улыбке — не только выработанная годами профессиональная вежливость.

То, что произошло нечто из ряда вон выходящее, чувствуется в аэропорту — в кафе в зале ожидания сидят люди в униформе медицины катастроф. Наскоро перекусывают — неизвестно, когда им доведется подкрепиться и отдохнуть в следующий раз. В группе мужчин — одна женщина: волевое лицо, аккуратно уложенные в пучок черные волосы. Она улыбается шуткам коллег, а в глазах печаль.

Вылет в Адану — рано утром. На сонном рейсе — люди в униформе спасателей, медики, добровольцы. Все молчаливо собранные, понимают, куда и зачем едут. Приезжают из других городов страны и из-за границы. Время играет против: под завалами — сотни тысяч людей, пока еще живых. Они кричат, шлют сообщения и умоляют их спасти. Ночи холодные, где-то -15, где-то -22, да и днем лежать на промерзлой земле без еды и теплой одежды — насколько хватит сил цепляться за жизнь? Каждый час увеличивается число жертв — одни не выдерживают и сдаются, другие погибли сразу же, в момент обрушения.

Спасатели четыре дня расчищают завалы

В самолете капитан делает анонс и выражает соболезнования. То же самое повторяет и старший бортпроводник. Трагедия коснулась всех — родственники, друзья, знакомые, близкие знакомых. И в этой концентрации боли у людей появилась сплоченность, желание помочь, даже в мелочах. Заметив, что я ищу наличку, улыбчивая стюардесса просто протянула мне бутылку воды и сказала: «Это бесплатно, нет проблем». Компания — жесткий лоукостер, и в обычное время предлагает всё за деньги. Даже воду.

Сначала город выглядит нормальным

За сумкой с гуманитаркой приезжает Инга — глава русской ассоциации в Адане. Улыбается, держится, усталость не скрыть, времени сейчас нет даже на кофе. Поднимаемся в номер отеля, чтобы забрать сумку, по пути она рассказывает о случившемся. Адана отделалась легким испугом, по сравнению с другими регионами юго-востока, и, по ее словам, даже помогает другим провинциям справиться с трагедией.

Беру такси и еду в район, где обрушены здания. На завалах работает техника, спасатели как муравьи в зеленых жилетах, место действия оцеплено полицией. За лентой столпились люди, в основном мужчины, женщины в цветастых платках. Одни смотрят за тем, что осталось от их дома, другие ждут новостей об извлеченных из-под завалов. В углу возникает оживление — человеку стало плохо. Его усаживают, приносят воду, обмахивают, чтобы привести в чувство. Рядом стоят обнявшись и плачут две женщины — старая и молодая.

В маленьком парке неподалеку от завалов стоит девочка лет пяти в красной футболке с длинным рукавом. Широко распахнутые угольки-глазенки смотрят на изменившийся мир с недоумением и непониманием. Рука девочки — в ладошке у мамы, она что-то говорит ей немного назидательно. «Да, не по погоде одета, — вздыхает женщина, — а что делать? Мы выскочили из дома в чем были, в пижамах, когда всё затряслось. А куртка ее там осталась, где сейчас другую-то взять?» Женщина вздыхает и говорит, что сейчас живет в машине. Родственники далеко, мужа нет, помощи ждать неоткуда. Они пришли в парк, чтобы взять немного еды и воды, которую раздают волонтеры.

Чтобы согреться, ночами жгут костры

Возле другого дома словоохотливые старики смотрят на верхние балконы и обсуждают чудо: после сильнейших подземных толчков с холодильника не упал лежащий сверху чемодан. Они недоумевают, как такое может быть, и щедро делятся своими соображениями с окружающими.

Рядом стоят два друга — мужчины примерно 30 лет. Они работают на фабрике по выпуску газводы, а под завалами находится семья их коллеги и друга. Четвертые сутки они здесь, между надеждой и ожиданием, к ним присоединился их начальник — мужчины говорят, что их коллектив как одна семья. Уже вечером ожидание прекратится — один из них, Месут, извиняясь, напишет мне в вотсап, что семья его друга погибла. И я не знаю, есть ли такая сила и такие слова в этом мире, от которых ему реально стало бы хоть на йоту легче.

Еду дальше, в центральном парке непривычно бело: АФАД, турецкий аналог нашего МЧС, разбил палаточные городки для оставшихся без крыши над головой. На входе в мешках дрова, дым от костров выбивается из привычных запахов города. На солнышке, на перевернутых ведрах сидят и греются две женщины средних лет. У одной — клетка с рыжим котиком, который начинает истошно мяукать, жалуясь, очевидно, на случившееся на своем, кошачьем. Выбегая из дома, турчанка чудом умудрилась схватить кота — и спасти его. Это единственное оставшееся в живых близкое ей существо — женщина говорит, что все ее друзья погибли. Губы сжаты, а в глазах уже не осталось слез.

Почти каждый парк превращен в палаточный городок

И таких историй — масса, они везде, достаточно только завязать разговор, и человек делится своей болью, радостью спасения, надеждой или горестями. Беда коснулась каждого.

Ранним утром возле отеля беру такси: водитель — усатый старичок с глубокими, очерченными морщинами и изрядным животиком, отказывает двум иностранцам и соглашается отвезти в аэропорт меня. Просит сесть на переднее сиденье и, пожимая плечами, опускает голову. В темноте вижу наброшенное одеяло на человека — старушка свернулась на заднем сиденье и спит в неудобной позе, подложив под голову руку вместо подушки. Теперь машина — всё, что у них осталось. Оставляю ему всю сдачу и вижу, как дрожат губы старика.

На вылете из Аданы — многолюдно: женщины с детьми, семьи, старики стоят в очереди на посадку. Переговариваются. У всех одна тема — землетрясение и как жить дальше. Нужно цепляться за жизнь, которая была дана во второй раз, и выстраивать всё по кирпичику заново. В аэропорту идет разгрузка гуманитарной помощи — видны самолеты международных организаций. Во время турбулентности пассажиры начинают истошно визжать.

Поразительно, как почти в едином порыве люди отозвались и стали помогать нуждающимся, буквально отдавая последнее, кто чем мог: отправляли деньги, открывали двери своих домов для обездоленных, покупали и отправляли теплую одежду, становились добровольцами. И этот вихрь доброты, желания помочь захватывал в свое кольцо всё больше людей — вне зависимости от национальности, возраста, пола, религиозных убеждений, границ. Сердца словно смягчились перед лицом жесткого испытания, и в первую очередь на человечность. Не все его прошли — в регионе подняли голову мародеры, которые занимались вымогательством у водителей грузовиков, едущих в зону бедствия.

Пугающие сводки жертв сменялись новостями о чудесном спасении из-под завалов на пятые, шестые сутки после землетрясения, когда, казалось бы, не осталось никакого шанса и надежды.

Международные организации прибыли в Турцию далеко не сразу

В эту командировку я улетала с большим грузом — гуманитарной помощи. Но вернулась я тоже не налегке. Тяжесть в голове от мыслей, в горле застывает ком. Кого-то можно было спасти, подоспей помощь вовремя, кто-то бы не замерз, получи своевременно посылку с теплой одеждой. Сообщить матери в далекий Нижневартовск, что ее дочь погибла под завалами. Слышать истории тех, кто пережил катастрофу почище любого фильма ужасов. Видеть детские слезы и отчаяние в глазах стариков. Это тот багаж, который не взвесит ни одна авиакомпания и который надолго останется со мной.

Оцените статью
Землетрясения