Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения Землетрясения

Это должен был быть обычный декабрьский день — середина рабочей недели, 7 декабря 1988 года. Люди с легким предновогодним настроением занимались своими делами, когда за 19 минут до полудня задрожали горы. Природе хватило всего 30 секунд, чтобы погрести под собой десятки тысяч человек, некоторые из которых так и не увидели больше солнечного света. По официальным данным, погибли 25 тыс. человек, около 140 тыс. пострадали, 514 тыс. человек лишились крыши над головой. Тогда Армении помогали всем миром — 111 стран. О трагических событиях тридцатилетней давности вместе с очевидцами событий вспоминали корреспонденты «Известий».

Подземные толчки после второго землетрясения в Турции ощутили в Ереване и городе Гюмри Ширакской области. Об этом в понедельник, 6 февраля, сообщает служба сейсмической защиты МВД Армении.

«Землетрясение ощущалось в городе Ереване магнитудой 3, в городе Гюмри силой 3–4 балла», — говорится в сообщении службы.

Данные о пострадавших и разрушениях не приводятся.

Ранее сообщалось, что подземные толчки ощутили жители Абхазии и Грузии. По рассказам очевидцев, в многоэтажных домах качаются люстры, трясется мебель и с характерным звуком дрожат стены.

Сейсмологи зафиксировали землетрясение магнитудой 7,7 неподалеку от турецкого города Газиантеп, расположенного рядом с сирийской границей, в понедельник в 04:17 по местному времени (совпадает с московским) на глубине 17,9 км. В Турции объявили самый высокий уровень угрозы. Экстренные службы переведены в режим повышенной готовности.

Позднее, около 13:30 мск, в центральной части Турции произошло повторное землетрясение магнитудой 7,7. Подземные толчки ощущались в Диярбакыре, Шанлыурфе, Анкаре и Адане.

По последним данным, число погибших в турецких городах увеличилось до 1014 человек, обрушились 2824 здания. В Сирии погибли 403 человека, еще 1284 пострадали.

Землетрясения:  Будьте в курсе: новости о землетрясении в Ингушетии, меры предосторожности и меры по восстановлению

В этот же день землетрясения произошли в Ираке и Ливане. Местные телеканалы показывают разрушенные здания, под завалами которых ищут выживших. В Италии после землетрясения объявили об опасности возникновения цунами. Жителям южных районов рекомендовали держаться подальше от прибрежных зон.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования президентам Турции и Сирии Реджепу Тайипу Эрдогану и Башару Асаду в связи с многочисленными жертвами и разрушениями. В Москве также предложили помощь в ликвидации последствий землетрясения.

История каждого народа складывается из миллионов событий. Некоторые не забываются никогда. 7 декабря 1988 года — один из таких дней. 33 года назад Армения пережила жуткую трагедию — катастрофическое землетрясение, вызвавшее небывалые по масштабу разрушения на огромной территории, охватывающей более одной пятой площади страны. Все произошло за считанные секунды. Секунды, унесшие жизни более 25 тысяч человек.

Иным кажется, что в Армении произошло десятибалльное землетря­сение, но невдомек им, что в нас — разрушения и развалины нескольких землетрясений, что десятиэтажные здания рухнули не только на землю нашу, но и на наши сердца. И нам сейчас нужно из-под железобетонных обломков вызволить не только живых и мертвых, но и нашу волю к жизни, нашу раздавленную плитами, увечную веру.

Мы признательны отрядам спасателей, прибывшим со всех концов све­та, протянутым отовсюду рукам помощи. Для нас было утешением, что, перевязывая пострадавших, над нашей горячей раной эти разъятые руки впервые соприкоснулись-соединились и губы человечества в этот миг вы­дохнули, прошептали лишь слова любви и сочувствия. Мы признательны честным труженикам нашей страны, всем друзьям, представителям других народов за то, что искренне разделили с нами нашу боль, вселили на­дежду и веру. Наше сердце, окаменевшее и застывшее от горя и ужасов стихийного бедствия, вновь оттаивает и становится чуть мягче.

Да, нам не меньше подъемных кранов, лекарств, продуктов нужны слова, возвышающие наш сломленный дух, необходимо, чтобы нас по­чувствовали и поняли.

(Сильва Капутикян. Обретение веры)

В этот трагический для Армении час помощь поступала практически со всей планеты. Страна стала не только эпицентром разрушительного землетрясения, но и центром человеческого сострадания и поддержки.

Телеграмма, которая пришла из Греции в Союз архитекторов СССР, вызвала сенсацию. Известный греческий ученый-строитель Янис Псунис сообщал, что принял решение передать в дар Советскому Союзу для Армении свой оригинальный патент на новый метод возведения зданий.

Речь идет об очень важном и ценном изобретении — способе строитель­ства монолитных беспалубных домов, фактически о новой технологии.

Разработанный греческим ученым метод позволяет обходиться без подъ­емных кранов и другой тяжелой техники, причем строить очень быстро, даже на склонах холмов и в горах. Особенно большие преимущества он дает при возведении сейсмоустойчивых зданий.

Весть о землетрясении в Армении поразила меня, сказал Янис Псунис. Я много работал в районах подобных бедствий, в том числе в греческом городе Каламата, пострадавшем от разгула стихии два года назад. Новый метод строительства я разработал именно для того, чтобы строить надежно там, где есть опасность подземных ударов. Надеюсь, мое изобретение поможет возродить разрушенные города и поселки Армении, внесет вклад в укрепление дружбы между советскими и греческими народами, сказал ученый.

Два грузовых самолета с подарками для армянских детей, пострадавших от землетрясения, стартовали сегодня из афинского аэропорта и взяли курс на Ереван. На борту самолетов — около 40 тонн груза. Это — игрушки, школьные принадлежности, лекарства, теплые вещи, собранные учащимися греческих школ и лицеев по всей стране.

Но несмотря на десятки тысяч жертв, жизнь победила. Вот что рассказывали очевидцы землетрясения:

— Ачкалусанк тебе, варпет. Радость-то какая! Подумать только, дочку и внучек наконец-то вырвали из ада.

Мы стали невольными свидетелями этой трогательной сцены, мимо которой не смогли пройти, а хозяин дома пригласил нас к себе. И вот какую историю мы услышали.

— Мы жили на улице Герцена, на пятом этаже девятиэтажного дома, — начала свой рассказ Марина Нороян. — Был обычный день, ничем не отличавшийся от других. Старшая дочь Анна с утра пошла в школу, а муж мой Серо — на работу. Дома я осталась одна с трехлетней Кристиной и полу­торагодовалой Шушаник. Когда начало трясти, я сразу поняла, в чем дело, и, схватив обеих девочек, побежала к двери. Но открыть ее не успела. Тут тряхнуло второй раз, и почва ушла из-под ног, дом рухнул. Мы оказались в спасительном дверном проеме, стиснутые какими-то бетонными балками.

Одна дочь у меня на руках, вторая прижалась к моим ногам. Сердце разрывалось от страха и чувства обреченности, каждую минуту думала о детях, надеялась, что все же нас вызволят из этого заточения. Что мне пришлось пережить, знаю только я.

Через четыре-пять часов я услышала голоса, в том числе и Серо. Он бегал над нами и звал нас по имени. Я его отчетливо слышала, а он меня нет. Но вскоре и он услышал нас.

— Чудом вырвавшись из-под рухнувшего корпуса швейной фабрики, где я работаю, — продолжал рассказ Серо, — побежал к нашему дому. Сра­зу приступили к спасательным работам. Подвезли кран и начали панель за панелью осторожно отгребать нанос. Всю свою жизнь я буду обязан ребя­там из ПО «Наирит», которые в течение 32 часов боролись за жизнь моей семьи и остальных погребенных под этим домом. Им удалось спасти жизнь 15 человек. Никогда не забуду парня по имени Борис и его друга, которого называли «Майор». К сожалению, настоящего его имени я не знаю. Все это время они не откладывали в сторону лопаты и кирки. Благодарна моя семья и учительнице 37-й средней школы Товмасян Марго. Она спасла весь класс, в том числе и мою старшую дочь Анну.

— Дети мои, неприличествует нам радоваться, когда вокруг одна скорбь, — обратился к нам отец Марины.

«Жизнь сильнее смерти»: к 33-й годовщине Спитакского землетрясения

В результате стихийного бедствия погибло более 25 тысяч человек, около 19 тысяч стали инвалидами, лишились крова 530 тысяч армян.

Были полностью разрушены город Спитак и 58 сел. Частично разрушены города Ленинакан, Степанаван, Кировакан и еще более 300 населенных пунктов.

Мы попросили шахтинцев свидетелей этой трагедии рассказать о тех событиях.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Мовсес Киракосян, директор АКПЦ «Андраник» г. Шахты

— Я вырос в Ереване, но родился в Ленинакане и там жила моя бабушка. В момент землетрясения я был в училище, бежал по лестнице и даже не заметил, но как только я попал в класс, мне навстречу уже выбегали взволнованные одногруппники. Меня просто вынесло из помещения встречной волной. Когда мы выбежали на улицу, я заметил, что стекла все еще дрожат.

Город, которого нет

— Тогда еще не было такой связи мобильной как сейчас, поэтому все, что можно было узнать, люди черпали друг у друга. Помню, ехал в автобусе и все говорили, что Спитака нет, Ленинакана – нет. Они ушли под землю. Я не мог в это поверить, подумал, что люди преувеличивают. Мне было пятнадцать и у меня в голове просто не укладывалось, как такое может быть – нет города.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Наутро родители отправились в Ленинакан за бабушкой, а я пошел на занятия. Когда я уже подходил к училищу, встретил на автобусной остановке друга, он ждал меня. Рядом стоял ЕрАЗ, который с добровольцами отправлялся на разбор завалов в Ленинакан. Мы вдвоем спонтанно, никого не предупредив, решили присоединиться. Сейчас, по прошествии времени, я не могу сказать, что нами, совсем еще детьми, двигало. Наверное, ощущение необходимости помочь всем, чем возможно.

В Ленинакан я ездил каждое лето к бабушке, и город знал хорошо. Первое понимание масштаба трагедии пришло, когда я увидел разрушения. Там, где стояли многоэтажные дома, были только груды бетона. Мне стало жутко, по телу пошли мурашки. Больше я этот город не узнавал. В тот момент я по-настоящему начал понимать, что случилось страшное.

Работали как роботы

— Первое, что я увидел, это изломанное тело девушки, свисающее с разрушенного панельного здания, ее длинные черные волосы развевались. Эта картина въелась в память.

Мы подошли к этому зданию и так как все были заняты разбором завалом, мы с другом, не раздумывая, принялись помогать доставать людей. Кто-то оставался живой, некоторые отделались синяками, кто-то переломами, но доставали и мертвых. Работали на автомате, как роботы, стараясь не задумываться. Потом мы ушли к другому зданию.

Следующее, что я отчетливо запомнил, это детские тела. Жуткое зрелище. Мы проходили мимо школы и там лежало очень много детей, прямо друг на друге, накрытые простынями. Откуда-то привезли гробы и их тоже складывали у дороги.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Уже и не помню как, я узнал, что бабушка осталась жива. Дом, в котором она жила, пятиэтажка, треснула, но осталась стоять, а сама бабушка была в момент землетрясения на улице, так и выжила. Родители забрали ее в Ереван.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Мы работали целый день, помогали то тут, то там. Потом подъехала машина с продуктами. Тогда мы в первый раз увидели иностранную помощь. Сыры, колбасы, хлеб, консервы. Их кидали из кузова грузовика людям в толпу, чтобы те, кто работал на завалах и те, кто остался без крова, смогли поесть. На второй день начала приходить помощь из-за границы. Помню краны из Казахстана, очень много со всего Советского Союза людей приезжало, люди со всего мира были там. Ночью мы решили ехать домой. Возвращались на переполненном автобусе ”Икарус”. Сидели прямо на лестницах, потому что весь автобус был забит людьми. И тогда к нам с другом пришло осознание того, что мы делали, что видели. Все ужасы трагедии, что постигла Армению. Стало плохо, нас затошнило. В итоге мы оба заболели Боткина. Я оказался в больнице.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

В ликвидации последствий Спитакского землетрясения я участвовал один день в Ленинакане. Основное, что не забывается, — это жуткие моменты, когда достаешь тело из-под завалов.  В 15 лет я был еще ребенком, нынешние дети в этом возрасте поранятся и уже плачут, а мы делали такое дело. Нам хотелось быть полезными, хотя многим уже было не помочь. Слышать рассказы о тех событиях — одно, совсем другое, когда приезжаешь в город детства и не видишь привычных ориентиров: многоэтажек, что с двух сторон от дороги стояли, просто нет, толпы растерянных людей рыдают, много техники и солдат из соседней военной части. Местные жители, оставшиеся в живых, кто искал ребенка, кто своего отца. Жуткое зрелище, а еще своеобразный запах — это невозможно забыть. До сих пор это зрелище перед глазами.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Современный Гюмри (Бывший Ленинакан). 2021 год. Фото из личного архива М.Ж. Киракосян.

— В Шахтах с 2010 года строится апостольская церковь Сурб-Саркис. Она уникальна тем, что является поистине народной и строится “с миру по нитке” на деньги армян. Как говорится, церковь дорога не стенами, а людьми, которые туда приходят, и свята тем, что каждый свою частичку, свой труд вносит. Сейчас мы уже близки к завершению. Готова внутренняя отделка камнем. В следующем году будем делать внешнюю отделку. Камень привезен из Армении. Хотя алтаря у нас еще нет, мы уже проводим рождественские литургии, у нас было пять венчаний и 15 крестин. 7 декабря мы также собираемся в церкви, зажигаем свечи, вспоминаем всех невинных жертв трагедии.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Апостольская армянская церковь Сурб-Саркис в Шахтах.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Вагинак Героян, первый заместитель руководителя армянской общины

— Я практически всю жизнь, 47 лет, прожил в Шахтах. В 1988 году мы поехали в Армению, чтобы сыграть свадьбу среднего брата. Нас было 15 человек. Жили в селе Азатан, в трех километрах от Ленинакана.

Земля ревела, играл дудук

-7 декабря без двадцати двенадцать началось сильнейшее землетрясение, которого я до этого в жизни не видывал, хотя приходилось видеть землетрясения. Мы автоматически выбежали на улицу. Устоять на ногах было невозможно, так шаталась земля. Мой брат держал на руках моего новорожденного шестимесячного ребенка и когда выбегал, вместе с ним упал. Держаться было не за что и мы взяли за руки друг друга. Так, стоя в кругу, мы и выстояли.  У дороги стояли деревья метров под двадцать высотой и они раскачивались до земли. Рядом заглушенная “Волга” каталась метра три туда-сюда по дороге. За первым толчком через какое-то время начался второй. Он сопровождался ревом земли. Такой был гул, будто земля плакала от боли. Этот рев слышали немногие.

В Ленинакан мы поехали узнать судьбу родственников. Машины в город уже не пускали, поэтому нам пришлось идти пешком. Город был неузнаваем, все было в развалинах, ориентировались более или менее по дороге, потому что зданий, по которым можно было понять местонахождение, просто не было. Моей тете повезло, она успела выбежать из здания. Когда мы добрались до ее дома, она стояла на улице и плакала. Другие мои родственники спаслись благодаря железной двери. Когда началось землетрясение, они ринулись к двери, чтобы выбежать на улицу. Не успели. Но плита сверху упала так, что вместе с железной дверью образовала пирамиду, в которой они падали с пятого этажа до самого низа. Вся семья осталась жива.

Первое впечатление от города — плач, растерянность, боль. Очень много видели крови, со всех сторон слышались плач и крики людей. Очень страшно, когда не узнаешь свой родной город, а я бывал Ленинакане с малых лет.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Что сразу бросалось в глаза — это грузинские машины с хлебом. Тогда в Союзе все хлебные машины были одинаковые, но из-за того что слово “хлеб” было написано по-грузински, было понятно, откуда они. Страшное зрелище составляли выложенные горами вдоль дорог гробы. В большинстве случаев хлеб выкладывали прямо на них, потому что это были единственные чистые места вокруг. Все остальное было засыпано пылью от разрушенных зданий. Уже тогда со всего СССР приехала техника, и начали разбирать здания и спасать людей. Я в ликвидации завалов не участвовал, потому что у меня на руках был ребенок, да и я бы только мешал. К тому моменту, как я попал в город, уже за каждым зданием были закреплены группы спасателей, военных и рабочих. Хотя обычные жители все равно помогали, кто лопатами, кто голыми руками, там, где это было возможно.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Страшнее всего стало, когда наступил вечер. Мы вернулись домой в село, и я вышел на улицу и посмотрел на Ленинакан. Обычно он был живой, светился огнями, но в этот вечер в той стороне все было черным-черно.  И отовсюду в тишине играл дудук.

Армянское землетрясение и 33-я годовщина Спитакского землетрясения

Прошло уже 34 года, а все эти картины до сих пор стоят перед глазами. От воспоминаний глаза наполняются слезами. Те события вызывают боль, как будто все было вчера.

Фотографии с сайта «Российской газеты» и личных архивов героев.

В 2016 году в Шахтах состоялся премьерный показ фильма Сарика Андреасяна «Землетрясение», приуроченный к трагической дате.

Когда мужчины плакали

Для 28-летней девушки Карине Атанесян это был третий день работы в психоневрологическом диспансере города Ленинакан (ныне Гюмри. — «Известия»). Некоторое время назад она переквалифицировалась в психиатра и принимала своего первого пациента. В этот момент ее и застал подземный толчок.

— Мы выскочили из здания, прямо перед нами рушились многоэтажки, но я не слышала шума, было сужение сознания. Сразу после первого толчка я побежала к дому своей сестры, — вспоминает Карине. — Улицу, на которой она жила, было не узнать. По дороге я видела людей, покрытых кровью, лица в белой пыли. Деревья перегибались до земли, — это был второй толчок. Было ощущение, что это кино, декорации. Люди были в разорванных одеждах, кричали, просили помочь. В белой пыли и штукатурке я застала и свою сестру с двухлетним ребенком на руках. Они смогли выбраться из-под обломков. Я с трудом их узнала. Племянника — только по одежде.

Памятник жертвам Спитакского землетрясения на площади Свободы, Армения

Природная катастрофа тогда надломила многих жителей, потерявших своих любимых. Сильные духом люди давали слабину и не могли сдержать окутавшую их боль. Для некоторых, наоборот, время в один момент остановилось и происходившее вокруг уже не имело никакого значения.

— Самое душераздирающее для многих было слышать вой — не плач, а именно громкий вой мужчин, лежавших на груде камней собственных домов, под завалами которых были близкие. Помню женщину окаменевшую, совершенно не реагировавшую ни на что. Она стояла рядом с маленьким гробиком, а на улице было очень холодно, я просто вставила ей в рот таблетку. Их нам привезли врачи из института Склифосовского. В те же дни к нам в приемную одной больницы привели русского молодого солдатика, он сошел с ума от увиденного, не смог вынести.

Сострадание не знает границ

На трагедию в Армянской ССР откликнулась не просто вся страна. Новость вслед за волной, вызванной землетрясением, обошла всю землю. В зону катастрофы начали стекаться спасатели, врачи и просто неравнодушные люди, готовые хоть чем-то помочь.

10 января 1989 года. Члены делегации США во главе с заместителем лидера демократического большинства в палате представителей конгресса США Т. Куэло у разрушенного землетрясением элеватора в г. Спитаке, Армянская ССР

СССР впервые с 20-х годов XX века открыл границы для международных гуманитарных организаций и согласился принять помощь от иностранных государств. Среди них были и те, у кого отсутствовали дипотношения с Советским Союзом. Одним из первых откликнулся Израиль, с которым Москва после войны 1967 года разорвала все контакты.

Посол еврейского государства в Армении Эли Ерушалми в беседе с «Известиями» вспомнил те дни, когда его страна принимала историческое решение оказать помощь СССР.

— Один из пунктов политики Израиля — помогать странам, которые находятся в беде. Не важно, есть дипломатические отношения или нет, мы протягиваем руку помощи. Мы сразу же обратились к советским властям с предложением помочь и получить разрешение доставить наши самолеты с гуманитарным грузом в Армению. И Москва согласилась. Мы доставили в район землетрясения медикаменты, создали полевой госпиталь, прислали команду спасателей, которые разбирали развалы. Если задуматься, то решение СССР принять израильскую помощь можно расценивать как первый шаг к дальнейшей нормализации отношений между нашими странами (дипотношения между Россией и Израилем были восстановлены в 1991 году. — «Известия»).

11 декабря 1988 года. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.С. Горбачёв во время встречи с пострадавшими от землетрясения, Армянская ССР

На следующий день после катастрофы приходится важный праздник армянской церкви — День апостола Варфоломея — покровителя Армении. И будто бы сам святой показал, что не бросит эту землю в беде — 8 декабря с предложениями о помощи армянскому народу выступили 111 стран.

Ровно 30 лет назад, 7 декабря 1988 года, в Армении произошло Спитакское землетрясение — крупнейшее за всю историю сейсмологических наблюдений в регионе. Его жертвами стали 25 тыс. человек, еще около полумиллиона остались без крова. Сильнее всего пострадали оказавшийся в эпицентре город Спитак (он был практически стерт с лица земли) и второй по величине город Армении, Гюмри. Восстановить их до конца до сих пор так и не удалось. Как выглядит жизнь в них сегодня — в галерее «Известий»

В день землетрясения, 7 декабря 1988 года, Спитак был почти полностью разрушен всего за полминуты — на тот момент в нем жило около 16 тыс. человек

Восстановление города идет уже три десятилетия — процесс периодически приостанавливался из-за экономических и политических кризисов в стране, в том числе после распада СССР

Жительница Спитака, Анур Чинаян, держит в руках фотографию сына Оганеса, погибшего при землетрясении, — всего в городе тогда погибло около 4 тыс. человек

Еще от 14 тыс. до 17 тыс. человек погибли в Ленинакане — втором по величине городе Армении, который сегодня называется Гюмри. Он расположен в 44 км от Спитака и подземными толчками также был разрушен почти полностью

В нем, как и в Спитаке, до сих пор не удалось завершить восстановление, несмотря на помощь, которую оказывали Армянской ССР (в том числе сразу после трагедии) не только Россия и соседние республики, но и еще 111 стран мира, включая Великобританию, Францию и Израиль

Сегодня Гюмри, древний город, основанный еще до нашей эры, по большей части состоит из невысоких новостроек

Получить собственную квартиру с центральным отоплением удалось не всем — многие живут в частных домах или времянках, которые топят дровами (на фото — продажа дров на одной из улиц города)

Так выглядят дома в Гюмри, которые жители строили из подручных материалов

Житель Гюмри Фрунзе Акопян показывает фотографию племянниц — девочки погибли при землетрясении

Еще к 25-летию трагедии, в 2013 году, армянские СМИ посчитали, что на восстановление пострадавших регионов (помимо крупных городов, пострадали еще около 300 сел) за всё время было потрачено около $1 млрд. В Гюмри до сих пор существуют здания, построенные добровольцами еще в конце 1980-х. Например, бывший немецкий госпиталь, который сегодня функционирует как гостиница. Другие здания, наоборот, стоят заброшенными — как этот дом на фото

Землетрясение унесло не только человеческие жизни — тогда из строя было выведено около 40% всего промышленного потенциала Армении. Восстановить его стране так и не удалось. До катастрофы Гюмри был крупным промышленным центром, но сегодня часть предприятий по-прежнему лежит в руинах

Секунды, часы, дни

Маленького мальчика Галуста катастрофа застала за школьной партой. В третьем классе общеобразовательной школы № 10 города Ленинакан шел урок, когда стихия как карточный домик сложила учебное здание. Он вспоминает эти моменты обрывочно, настолько неожиданным и шокирующим было происходившее.

— Почти все мои воспоминания сохранились с момента, когда нас вытащили из-под завалов. Я пролежал под ними больше двух суток вместе со всем классом. Перед тем как нас завалило, я помню, как учительница побежала в нашу сторону в надежде заслонить часть моих одноклассников своим телом от падающих стен и потолка. Но ей не хватило считаных секунд. Мы все в один момент провалились вниз, и нас накрыло панельными плитами и строительными камнями. Я успел схватить за руку свою одноклассницу Тагуи. Все эти бесконечные два дня она была единственным человеком, присутствие которого я мог ощущать, — делится своей историей Галуст.

По воспоминаниям его сестры Лалы, вокруг школы беспрестанно, пока работали спасатели, стояли родственники погребенных заживо детей, теша себя призрачной надеждой на чудо. Мальчик, насколько хватало сил, не переставал звать на помощь, и в один момент, спустя уже двое суток, Лала услышала его слабый голос, прорвавшийся сквозь обломки здания.

— Помню момент, когда спасатель добрался до меня и начал тянуть вверх. Я и Тагуи всё это время держались за руки, но, когда Михаил, так звали спасателя, вытаскивал меня из завала, моя рука разжалась. Тагуи осталась там.

Спасатели продолжали работать до изнеможения. Прошло еще несколько часов. Им удалось искусно расколоть плиту, закрывавшую путь девочке на свободу. Конструкция не обрушилась, и Тагуи спасли.

— На тот момент она, как и я, не понимала, что происходит. Собравшиеся люди передавали нас по рукам в сторону палатки и костра. Там мы продолжали ждать, когда родные нас найдут и когда вытащат других одноклассников. Спасательные работы шли без остановок. Мы каждый день приходили вдвоем на это место в надежде дождаться оставшихся ребят и учительницу. Этого так и не произошло.

Галуст и Тагуи оказались единственными, кого смогли спасти из всего класса.

«Земля содрогнулась в полдень»

С таким заголовком вышли «Известия» 30 лет назад, корреспонденты которых одними из первых прибыли на место катастрофы. Вот выдержки из того репортажа.

8 декабря 1988 года. Разрушенный землетрясением дом в одном из сел близ города Спитак, Армянская ССР

Министр здравоохранения СССР академик Евгений Чазов в беседе с корреспондентами «Известий» признался тогда, что не знает с чем сравнить увиденное: «У меня за плечами Чернобыль, знаю, что такое Арзамас, но такого не видел. Масштабы просто катастрофические. Сравнимо разве что с Ташкентом».

Заместитель главы Красного Креста и Красного Полумесяца в СССР Алексей Тюляндин сообщил «Известиям», что в ту же ночь в Москве были организованы передвижные пункты по сбору донорской крови. Несмотря на позднее время, сотни москвичей откликнулись на призыв сдать кровь — на передвижные пункты пришли 829 добровольных доноров. Только в общежитии МВТУ им. Баумана сдали кровь 255 студентов, донорский пункт работал всю ночь.

Отголоски страшного дня

Землетрясение назвали по имени города Спитак. Именно здесь находился эпицентр, а магнитуда достигла 10 баллов по 12-балльной шкале. Город был разрушен практически полностью. Как заявили «Известиям» в мэрии Спитака, говорить о полном восстановлении нельзя до сих пор. Несмотря на 30 лет, прошедших с момента трагедии, в населенном пункте всё еще ведутся работы по устранению его последствий.

Армянский город Гюмри спустя 30 лет после Спитакского землетрясения

— Сейчас, 30 лет спустя осталось 430 семей, у которых нет дома. Они живут в вагончиках. Когда точно им дадут жилье — сказать не можем, наверное, никто не может, — сообщили «Известиям» в муниципалитете. — Уже неделю как к нам со всего мира прилетают люди, которые тогда откликнулись на зов помощи и сдали кровь. Позавчера приходили летчики, возившие тогда детей в больницы всего Союза. Спитак помнит всех, кто помогал. В честь стран, которые предоставили нам помощь, мы называем целые части города. В честь России назван район возле мэрии — Русакан.

Палатка вместо школы

Григор Симонян 30 лет назад был обычным семилетним мальчиком из Ленинакана, учился в первом классе и думал, как после уроков вернется домой, где его ждет вкусный бабушкин матнакаш — армянский хлеб. Трагедию он застал будучи на школьной линейке.

— Моя школа состояла из двух зданий, сталинского и хрущевского периодов. Последнее полностью разрушилось, было много жертв. Мне повезло — во время первого толчка я был в другой части школы. Мы выбежали на улицу и стояли в смятении. Я помню, как родители рыскали по школьному двору, искали своих детей, учителя тоже искали учеников, своих коллег. Мы все стояли в школьной форме. Несмотря на холод, возвращаться обратно в здание никто не торопился.

Отец нашел Григора довольно быстро. По его воспоминаниям, день был промозглый и туманный — при мысли о трагедии все выжившие вспоминают именно туман.

— Мы с отцом побежали к тете, потому что у нее был старый дом, и он не был разрушен. По дороге я успел заметить, что от нашей улицы и от нашего дома практически ничего не осталось. На соседней улице я увидел, что здания, где работала мама, больше нет.

9 декабря 1988 года. Житель города Спитак пытается отыскать своих родных среди погибших, Армянская ССР

Папа Григора тоже участвовал в раскопках. По его словам, это было как ежедневная работа. Все мужчины в доме с утра поднимались, завтракали и шли искать выживших. Где-то через неделю они нашли под завалами тела бабушки и брата.

— Через несколько дней после землетрясения во дворе старого здания школы разбили палатки и возобновили обучение — несмотря на стоявшие холода мы снова учились. Было очень важно не терять семестр, чтобы в следующем году пойти во второй класс. Спустя два месяца мы уже сидели в обычной школе за привычными партами. Многие дети боялись заходить в старое здание школы из страха, что всё повторится. Думаю, я тоже боялся. Поэтому родственники отвели меня к психологу. Это была первая в моей жизни встреча с иностранцем — француженкой из «Врачей без границ». Она говорила на своем языке, а рядом сидела девушка, студентка с филологического факультета из Еревана, и переводила. Со временем я начал ценить то, что тогда сделали «Врачи без границ» всё больше и больше. И в итоге, можете считать это провидением, я сам стал врачом, главой миссии «Врачей без границ» на Украине.

Оцените статью
Землетрясения